Мячики и внутренние путешествия

Matrix has me.
Хотя, может, это я её: вернувшись после полутора месяцев разъездов, я начала танцевать по-другому. Снаружи-то, может, разницы нет, но изнутри – совершенно другое качество процесса, другой поток, присутствие, проживание. Сначала я думала, что это один случайный процесс, но сегодня, кажется, был шестой аналогичный. И приятное: раньше после трех часов танца всегда болела поясница, я помогала себе мячами. Сейчас – нет. Возможно, дело тоже в другом качестве движения.

Вот о чем я размышляла. Раньше я преподавала мячики с «большим радиусом поражения»: кто пришел, тот и молодец. Люди сами определялись с мотивацией, я давала практику, безопасное пространство и сколько могу заботы.

Сегодня, ощущая поток движения, я переживала колоссальную благодарность к телу за каждый сантиметр меня, который делает такое прекрасное. Я довольно долго «растанцовывалась»: хотела, чтобы танцевало все. Искала дыхание, нащупывая и расширяя его изнутри: «Еще чуть-чуть в верхние доли легких, теперь – да». Танцевать – от дыхания – совсем другой коленкор. Когда дыхание «застревало», я останавливалась и опять искала. И думала о том, что умею так раскладывать внимание внутри тела я, конечно, благодаря мячам.

В последние два (!!!) месяца меня пожрала адоова бессонница – спасибо, что с антрактом на Альпухарру, не то б я сдохла. Я перестала спать без перерывов, а вчера в ярости переколбасила до семи утра гору дел –  сон опять не подвезли, и я уже и не силилась уснуть, решила, черт с ним.  Что-что, а спала я прежде всегда самозабвенно. Но пока иначе, и на этот случай есть мячики в постели (упражнения из раздела «In bed with Yamuna»). Очень выручают, когда ты в лежишь в кровати, а ничего релевантного локации делать не можешь. Порой, просыпаясь через два часа после того, как легла, и понимая, что обратно уснуть может и не посчастливиться, я засовываю под себя черные мячи и долго делаю упражнения  – мол, отдохну хоть так (но вообще-то это и уснуть помогает, я часто засыпаю на мячах). Это действительно хорошо: после практики тело очень кайфовое.

Думаю, что отчасти обязана иному качеству танцу и этим тоже.

Мячи в животе = расслабленная поясничная мышца = фантастическое заземление. Я стала реже терять равновесие там, где падала всегда, а ведь у меня ноги разной длины и сильный перекос в связи с сильно неравномерным распределением напряжений справа и слева.

Мячи в ребрах – дыхание на 360 градусов. Дыхание нужно, чтобы танцевать, больше, чем может показаться. Дыхание вообще штука зачетная, что уж там.

Еще мне невероятно в кайф то, что в бодироллинге я исследую мячом каждый сантиметр себя. Мячом — снаружи, дыханием в мяч — изнутри. Никакая «бесконтактная» практика, при всем уважении к ним, не давала мне такого проникновения в свою телесность — довольно буквального, потому что куда мы только не помещаем мяч в процессе занятия, а то и засовываем. Иногда это больно (не подумайте, что я приглашу вас идти в боль – нет; но сама я, стараюсь оставаться в ней и дышать, если возможно, поскольку я: а) не слишком чувствительна к боли, которая меня не разрушает, б) стараюсь понимать свою боль и в невыносимую не ломанусь, так что и вы не геройствуйте).

Я всегда думаю – а зачем я преподаю?
Никакие мои мотивации не лежат в области «прямой передачи», соблюдения традиций, меня даже мутит от этого – скукотища. Я и сама «проповедовать истину» не хочу, и сбегаю от мастеров-табуреточников – ну, тех, что громоздятся на табуреточку с горящим гурическим взором, и на этом их аргументация заканчивается. Я всегда подозреваю, что она и не начиналась. К тому же мне так бессмысленно и одиноко – я люблю поговорить с живым человеком.

Бодироллинг, к счастью, живет в европейском контексте и не обременен йогической идеологией – я ее уважаю, но не хочу преподавать: на философском факультете меня быстро научили, что моделей вагон и вцепляться в одну не обязательно, и я предпочитаю в преподавании другие – хотя чакры у меня возмущения не вызывают, просто для меня это метафора, а не опорная модель (но, кстати, бодироллинг основан на йоге и результат практики на йогический отчасти похож). И все же мячики – «земляная» практика: делай раз, делай два, делай три: размести мяч там-то, перемещайся определенным образом, дыши.

Мои мотивации лежат в области исследований. Я люблю проекты с открытым кодом. Я люблю процессы, которые неизвестно куда заведут и легко в них иду, с энтузиазмом. Внутренние путешествия, да:)

Когда я пыталась быть приличным офисным человеком, я легко и в кайф начинала новые проекты/отделы на работах, но когда я ставила процессы на рельсы и они начинали ехать, как поезд по расписанию, я теряла интерес и гнобила себя лентяйкой, но финита — во мне ничего не откликалось на известное. В общем-то, так же умираю с тоски в и отношениях с людьми, которых не зажигают задачки, связанные с развитием (а это солидный процент населения).

И я постоянно задаю себе вопросы: что делать с бодироллингом? Бросать – жалко, это лучшая соматическая практика из всех, что я пробовала, а преподавание подстегивает личную практику, а это полезно: развалиться от большого количества ходьбы и танца – это, пожалуйста, без меня. Преподавать «раз-два-три» – скучно. Доступный исследовательский интерес в бодироллинге, конечно – исследование себя. В нем легко ловить инсайты навроде: «ух, так вот почему я двигаюсь то-то». Или «ого, когда я меняю это – я потом могу вот эдак». До сих пор помню градус офигения, когда на «постельном» инструкторском курсе увидела, КАКОЙ диапазон движения появился в плечевом суставе. Аж треснулась об полку, со всей дури размахивая руками. Не говоря уже про изменение формы живота после первого занятия (после того прецедента я в бодироллинге жить и осталась, до того проблема с животом не решалась год — теми средствами, к которым я обращалась). Я так понимаю, Ямуну увлекает то же, и еще исследования себя в разных возрастах. Она сделала из процесса старение исследование — тоже. И много интересного оттуда рассказывает.

Сегодня я думала о том, что, пожалуй, хочу преподавать мячики танцующим людям. Тем, для кого исследование тела – отдельный фокус и отдельный кайф. Я могу, конечно, делать классы формата «почини себе поясницу», но исследовать я люблю больше. Интересно, а является ли для кого-то из читателей соматическое исследование отдельным фаном? Для чего вы ко мне приходите, или приходили, или хотели прийти? Хоть кто-нибудь приходил за этим? Хоть кто-то получал это?

Нет, я, конечно, не буду выгонять людей, которые пришли за красотой, здоровьем и самочувствием:  мне очень понятно, как это круто, когда перестали болеть стопы, например, или колено, или лопатка, или стало прямо где было криво – все это у меня было. Но мир полон хороших остеопатов, физиотерапевтов, массажистов, и я уверена, что в лечебном смысле предостаточно средств получше меня.

Но если мне, как героине Лиз Гилберт, пытаться найти свое слово («attraversiamo» – помните?), то я – про внутренние путешествия.

И про любовь🙂

(нашла фотографии Дарьи Гарник с мастер-классов в Екатеринбурге в 2012 аж году, и вновь нахожу, что они прекрасные, да и я в тот год была красотка, хотя год выдался так себе).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *