Фрэнсис Брайерс об ответственности

Я хочу сохранить этот великолепный текст здесь, чтобы иметь возможность возвращаться к нему чаще, чем он погрузится в пучину ленты фейсбука. Мне кажется, достаточно сделать из этого текста пару выводов: 1) ответственность – это не вина, а совершенно другое понятие, 2) ответственность не столько ограничивает, сколько помогает сделать жизнь полнее. Что же это за понятие и как ответственность усиливает собственную жизнь человека, а не только его окружающих – вот для этого уже надо прочитать статью. К тому же она прекрасна.
Спасибо Фрэнсису Брайерсу за текст и Александре Вильвовской за перевод. Должна сказать, что до сих пор вспоминаю короткую встречу с Фрэнсисом, как наполненную теплом и силой.
А дальше — сам текст.

 

Одно из качеств, которое, я уверен, наиболее ясно определяет кого-то как Воина, — это ответственность. Неважно, держит ли он в руках меч, настоящая ответственность является сутью его картины мира. Эта мысль может звучать странно, возможно, вы скорее выделите храбрость или честь. Но для меня именно ответственность стоит на первом месте. Мне нетрудно понять, почему именно «ответственность» звучит странно. Особенно в мире, где само слово ответственность чаще всего используется не по назначению. Чаще всего, когда люди произносят «ответственность», они подразумевают «вина». Как часто вы слышали выражение Кто за это отвечает? и понимали, что на самом деле вопрос звучит Кого я могу в этом обвинить? Однако, истинное значение этого слова вовсе не вина. Мы можем обнаружить его точное значение, если всмотримся в его суть: ответ-ственность (response-ability). Оно относится к способности (ability), свойству отвечать в больше степени сознательно, а не рефлекторно, на то, что подбрасывает нам жизнь.

Такое различение, которое, в том числе, помогло мне самому достичь большей ясности в своей жизни, было предложено Фредом Кофманом (Fred Kofman) в книге «Conscious Business». Когда я говорю, что ответственность — абсолютна и безусловна, то это может выглядеть, будто я пытаюсь сказать, что в вашей жизни нет других факторов, только ваши собственные действия, или что если вы сталкиваетесь с ужасными обстоятельствами, то надо винить самого себя… И снова это слово!

Вина. Слово «ответственность» так крепко ассоциируется с виной, что почти невозможно их разделить. Различение, которое делает Кофман, состоит в том, что мы не ответственны за все, мы ответственны (отвечаем) перед лицом обстоятельств нашей жизни. Нельзя быть ответственным за погоду, но я отвечаю своим выбором перед лицом погодных условий (отвечаю выбором на погоду). В большем и, возможно, менее абстрактном масштабе, я не отвечаю за голод в мире. Не я являюсь его причиной. Тем не менее, коль скоро я знаю о его существовании, я могу ответить на этот факт: я могу кормить людей, собирать деньги на еду, жертвовать деньги, ничего не делать или активно вкладываться в решение этой проблемы, например, борясь за снижение стоимости еды. Коль скоро я знаю об этой проблеме, я отвечаю за свой выбор — я ответственный (способен ответить, response-able). Если я отказываюсь быть ответственным (be response-able), отказываюсь отвечать, тогда я могу описать себя как беспомощную жертву обстоятельств: У меня не было выбора…

У нас всегда есть выбор. Бывают ситуации, когда любой выбор выглядит одинаково плохим или одинаково убедительным, но выбор у нас есть. Ответственность — в большей степени о том, что у нас есть этот выбор и мы не отказываемся от него, даже когда он трудный или болезненный. Иногда мы говорим людям, что у нас нет выбора, из желания защитить их чувства, но даже в этом случае мы вовлекаемся в лишающий нас силы обман, и в глубине души мы знаем это.

Я могу сказать: Прости, мне жаль (sorry), я не могу прийти к тебе на день рождения, но на самом деле это не вполне правда. Я действительно могу сожалеть об этом, особенно в исходном значении слова sorry — I feel sorrow (я чувствую печаль). Но это вовсе не означает, что я не могу прийти. Правда в том, что я выбираю какой-то другой приоритет. Было бы честнее сказать: Мне бы хотелось прийти, но есть кое-что, что для меня в этот вечер важнее. Это, возможно, более трудное сообщение, но и более честное. Из этого примера видно, насколько мало в нашей обычной жизни настоящей ответственности.

Это может выглядеть неважным, подумаешь, просто слова, но, как я уже сказал, мы же всегда знаем истинное положение вещей, так что мы, по сути, постоянно находимся в состоянии лжи друг другу. Мы приучили себя к этому обману, и с течением времени сами начинаем в него верить. Через эти маленькие неправды я убеждаю себя, что у меня и на самом деле нет выбора. Я рассказываю себе историю, что я «не могу» пойти на день рождения. Таким образом я строю внутренний диалог, через это я воспринимаю реальность и считаю ее ограничивающей и, что еще важнее, не поддающейся моему контролю. Конечно, существуют в моей жизни факторы, которые я не контролирую, но, когда говорю «я не могу» вместо того, чтобы сказать «я не хочу», я еще большее количество всего выношу за свою зону контроля. Я сам строю себе клетку и запираюсь на замок изнутри. Худшая из тюрем — та, что мы строим для себя сами.

Виктор Франкл, психиатр, автор книг и создатель логотерапии, сформулировал свои основные идеи под воздействием опыта выживания в нацистском концлагере. Он говорит о том, что, даже несмотря на то, что в концлагере у человека отнимают внешнюю свободу, остается внутренняя свобода, которую охранники не могут отнять. Таков был его ответ на ситуацию. Неважно, что делали охранники, они не могли контролировать его внутренние выборы и ответы как человеческого существа. Такая глубина внутренней свободы —редкий случай, но мы все можем получить к ней доступ. Я бы сказал, что мы разрушаем эту внутреннюю свободу каждый раз, когда произносим Я не могу, когда на самом деле имеем в виду Я выбираю что-то другое. И так же, как мы разрушаем отношения с самими собой в те моменты, когда отказываемся от нашей способности выбирать, мы рушим отношения с окружающими, потому что, даже если мы не ставим под сомнение множество мелких удобных обманов, мы знаем, что они существуют.

Если вы под этим углом зрения посмотрите на ответственность, то вы, возможно, увидите, что она требует очень высокого уровня осознанности. Это трудно! Заметить момент, когда ты отвергаешь свою способность выбирать, услышать, когда говоришь другу или партнеру маленькую удобную неправду, увидеть и признать существование у себя другого выбора, чем тот, который понравится кому-то, или даже застать себя действующим из старого паттерна, а не исходя из текущих отношений с окружающим миром — все это требует много осознанности и силы намерения.

Прекрасная иллюстрация этому – старинная история великого мастера японского меча мастера Ямаока Тэссю (Yamaoka Tesshu):

У Тессю было несколько учеников, постигавших его мастерство владения мечом. Однажды лучший ученик шел через центр города и, когда он прошел мимо лошади, она вздрогнула и лягнула его. Ученик Тессю был настолько быстр и ловок, что смог отразить удар лошади. Все вокруг могли убедиться, что любой менее опытный человек в этой ситуации пострадал бы или даже умер. Конечно, история о юноше, столь виртуозно владеющим мечом, быстро распространилась по городу. Но к всеобщему удивлению два дня спустя этот юноша был изгнан из школы Тессю. Тогда один из жителей города спросил Тессю, почему же тот изгнал такого многообещающего юношу из своей школы, тот ответил, что из-за инцидента с лошадью: «Ученик оказался не способным усвоить те знания, которым я учу». Это прозвучало очень странно, но сколько бы спрашивающий ни настаивал, пытаясь узнать, что имел в виду мастер, тот не вымолвил больше ни слова.

И тогда у жителей города созрел план: они решили выяснить, что сделал бы на месте ученика сам Тессю. Вряд ли бы он смог бы справиться в этой ситуации лучше, чем его ученик. Что еще лучше может сделать человек в такой ситуации? Но если Тессю обладает какой-то магией, то они все должны это увидеть!

Тессю каждый день ходил из дома в свою школу по одной дороге, так что для местных не составило большого труда найти лошадь с дурным характером и привязать ее возле магазина, мимо которого проходил Тессю. Сделав это, они пошли по своим делам, исподтишка поглядывая, не идет ли Тессю. И вот наконец в свое обычное время появился мастер. Когда он приблизился к лошади, каждый, затаив дыхание, смотрел на него… но прямо перед тем как подойти к тому месту, где была привязана лошадь, Тессю пересек улицу и продолжил свой путь по другой стороне!

Я бы сказал, что Тессю выгнал своего ученика за недостаток ответственности. Его рефлекторная реакция продемонстрировала впечатляющий навык, но ему не хватило осознанности, чтобы быть способным эффективно ответить окружающему миру. Что если бы он поранил лошадь, или она испугалась бы еще больше и поранила кого-нибудь еще? При этом Тессю был мастером, и важно помнить, что мы все человеческие существа: даже когда мы стремимся к самым высоким стандартам, то все же иногда поскальзываемся. И я подозреваю, что даже у Тессю были моменты, когда он спотыкался!
Dan Ariely. Выступление на TED «Our Buggy Moral Code»

Еще один негативный результат того, что мы избегаем полной ответственности за свои выборы, состоит в том, что мы можем психологически дистанцироваться от них. Мы в глубине души знаем, что это может быть нечестный выбор или даже не очень моральный, но мы можем дистанцироваться от его последствий. Экономист и исследователь Дэн Ариели (Dan Areily) демонстрирует, как это проявляется в мелочах. Одно из его исследований посвящено вопросу честности и нечестности и тому, как мы применяем свои моральные принципы. Например, в одном из экспериментов участникам давали задания, а затем просили их самостоятельно сообщить свои результаты. Чем выше было количество очков, тем больше им платили за участие в эксперименте. Участниками исследования были студенты, и обнаружилось, что средние результаты по отчетам были выше, чем среднее реальное количество очков (то есть очевидно, что люди завышали свои результаты, то есть врали!). Но, когда тех же студентов попросили поклясться кодексом чести университета, что они будут честными в своих отчетах, результаты в отчетах стали более точными — даже если у университета на самом деле не было Кодекса чести.

Это говорит мне о том, что если люди связаны с ощущением своих ценностей, то они действуют более целостно и честно (integrity). Без напоминания о кодексе чести они могут придумать что угодно. Они могут сказать себе: Ну, это правильно, или Это всего лишь чуть-чуть… Но как только они обнаруживают, что, если они «растягивают правду», то рушится собственное ощущение целостности и честности (integrity), люди становятся честнее, как с самим собой, так и с остальными. В более широком смысле, это также часть диалога о пути Воина в современной армии, где гораздо менее ясно, что сейчас значит быть настоящим воином. Когда ты лицом к лицу с противником и сражаешься за свою жизнь, вопрос о смелости не стоит, но, когда ты можешь убивать кого-то, находясь за пару километров, или нажать кнопку и оборвать сотни или даже тысячи жизней, смелость становится абстракцией. Насколько ты действительно обязан жить с последствиями своих действий? И, следовательно, насколько тщательно ты должен делать выбор до совершения действия?

Я думаю, это один из самых серьезных вызовов нашего времени — оставаться лицом к лицу с последствиями наших выборов, ибо это как раз то, что поможет нам делать хорошие выборы и нести ответственность за сделанные выборы. Мы живем во все более тесном мире, где коммуникации доступны на все большем расстоянии, а решения, принимаемые в одной в стране, могут влиять на весь мир. Я думаю, мир бизнеса тоже должен обратить внимание на уроки, которые преподносит путь Воина: кому-то в офисе слишком легко подписать контракт, который создаст или сократит сотни рабочих мест, сохранит или уничтожит целые регионы, создаст или разрушит экономики, или, проще говоря, создаст или разрушит жизнь. Я думаю, что, если бы все начальники и политики поставили себя в ситуацию столкновения лицом к лицу с последствиями своих решений, мы бы получили людей, лучше принимающих решения, и в конечном итоге, лучшие результаты для каждого.

Анонимная цитата, лучшая, которую я знаю. Часть большего вопроса: «Если не сейчас, то когда? Если не ты, то кто?»

Как я говорил вначале, хотя мы не можем быть окончательно ответственными за все, что происходит в нашей жизни, мы ответственны перед лицом всего, что происходит.

Нам стоит спросить себя:

Если не я, то кто?
Очень легко чувствовать беспомощность перед лицом жизненных вызовов. Очень трудно постоянно поворачиваться к себе и бросать вызов голосу, который твердит: Я ничего не могу/не мог сделать… Но если мы на каждом шагу не бросаем вызов этому голосу, если мы не сражаемся с собственной апатией и чувством поражения, то шаг за шагом мы умираем. Возможно, не физически — хотя глубокое отчаяние может быть прямо связано с болезнью, даже смертельной болезнью — но в нашем сердце мы сковываем себя, чтобы не встречаться с глубинным знанием того, что мы отказались от жизни и отреклись от собственной власти изменить что-либо. Это трудный путь, вот почему я вижу в нем способ стать Воином, но, если я хочу принять жизнь во всей полноте, если я хочу смотреть на себя в зеркало и чувствовать гордость за человека, которого я там вижу, этот вызов необходимо принять.

Виктор Франкл писал, что в концентрационном лагере люди умирали дважды. Была физическая смерть, наступавшая в тот момент, когда их убивали. Но еще до этого можно было умереть духовно, поддавшись безнадежности, или иметь внутреннюю свободу — способность ответить (response-ability) — и избежать духовной смерти. Для меня одна из величайших трагедий современной жизни состоит в том, что, хотя многие из нас (особенно жители «первого мира») имеют огромное количество разных свобод, я вижу очень много людей, которые без боя сдали самую необходимую свободу — свободу управлять своим ответом на жизненные трудности. Думаю, частично это следствие нашей культуры обладания, в которой самооценка и самоуважение так сильно зависят от того, сколько мы имеем (хотя это вопрос, что первично). Когда иметь важнее, чем быть, легко втянуться в стремление к материальной свободе (иметь то, что я хочу), а не сфокусироваться на личной свободе (быть тем, кем я хочу быть). Это трудный путь — полностью признать это. И я не претендую на то, что, говоря все это, я всегда бываю в состоянии полной силы и удерживаю ответственность настолько глубоко, как мне бы хотелось. Все что я могу — это продолжать работать над этим, чтобы стать более осознанным и более ответственным (response-able).

Многие духовные философы во всем мире признают трудность хорошей жизни. Одна из четырех благородных истин Будды обычно переводится как Жизнь есть страдание. Кун-фу в основе тоже содержит очень похожу философию, которая очень мне откликается. Слово «кун-фу» можно перевести разными способами. Некоторые из них имеют очевидный смысл, например, «искусное движение». Но одно — менее очевидно: Время и трудная работа. Этот второй перевод кажется мне самым полезным. Чтобы стать искусным в своем движении, нужны время и усиленная работа, но есть и другой смысл, который сообщает мне данный перевод, и он как раз про то, о чем я говорил, описывая путь ответственности: ответственная жизнь требует времени и трудной работы! Возможно, это не самая радостная мысль, но ее красота состоит в том, что, если я могу принять, что жизнь — трудная работа, что она часто тяжела, что страдание — неизбежный аспект существования, тогда, по иронии, трудная работа — тяжесть и страдание — в некотором смысле исчезает. Эти аспекты не становятся менее реальными, но, если я принимаю трудность, я больше не страдаю по этому поводу. Это самый глубокий уровень ответственности. Это моя борьба с вызовами жизни, которые создают мой дискомфорт. Если я принимаю, что я хозяин своего отклика, то жизнь трудна, тяжела и полна страданий только потому, что я назначил ее таковой. Случается всякое. Жизнь — не гигантский хищник, пытающийся причинить боль. Бог — не большой задира на небесах. Случается всякое. И моя оценка — считаю я происходящее трудным или легким, радостным или тяжелым, несущим удовольствие или страдание — это мой первый отклик. Что-то случается, и я выношу этому оценку, я совершаю действие по этому поводу. Если я могу глубоко принять, что то, что предлагает мне жизнь, будет для меня вызовом, тогда мне не нужно оценивать происходящее одинаковым образом. Я создаю свое страдание, а жизнь просто протягивает мне опыт.

Карлос Кастанеда, описывая путь воина-шамана, говорил следующее:
Только воин может выстоять на пути знания (или на пути ответственности). Воин не жалуется и ни о чем не сожалеет. Его жизнь — бесконечный вызов, а вызовы не могут быть плохими или хорошими. Вызовы — это просто вызовы.
Очевидно, что жизнь протягивает людям разное. Я не могу даже представить, каково было Виктору Франклу пройти через концентрационный лагерь, и я не хотел бы когда-либо испытать этот ужас. Не знаю, смог бы я сохранить эту философию, если бы встретился с таким вызовом. Тем не менее, достоинство Виктора Франкла перед лицом такого ужасного жизненного опыта дает мне надежду, что мы все потенциально способны преодолеть обстоятельства и принять нашу глубинную человеческую свободу: ответственность (response-ability).
Олдос Хаксли сказал:
Опыт — это не то, что происходит с человеком, а то, что делает человек с тем, что с ним происходит.
Я не оцениваю, чем вы встречаете свою жизнь и ее уникальные вызовы, и я хочу призвать вас не оценивать других, так как мы никогда по-настоящему не знаем боль или радость другого, независимо от его явных преимуществ или недостатков. Мы можем только сделать выбор для самих себя. И этот больший выбор — осознать нашу личную ответственность или нет — это то, что я соотношу с выбором Воина.

Мы все слишком часто поляризуем наши выборы. Мы думаем, что все может быть либо белым, либо черным, правильным или неправильным, хорошим или плохим. Это происходит неосознанно в большинстве случаев. Такая же поляризация происходит в динамике власти. Большинство тех, кто сознательно или неосознанно чувствует себя жертвой конкретных людей или просто жизненных обстоятельств, полагают, что выход из такого положения состоит в том, чтобы стать преследователем. Такой язык может близок немногим, поэтому может быть легче опознать такую картину мира через фразу Если ты не хочешь быть добычей, стань хищником.

К сожалению, если ты решаешь стать хищником, то другие должны стать добычей. Это именно так работает и, хочешь ты или нет, но пока ты пытаешься избавиться от страха, ты становишься объектом страха для других людей.

Персидский поэт Руми сказал об этом так:

Люди не смотрят на себя, и поэтому они обвиняют друг друга.

В борьбе за звание царя горы и стремлении стать самым большим хищником, упускается из виду тот факт, что неважно, как высоко ты забрался. Мудрость Будды остается правдой: жизнь есть страдание. И от этого невозможно убежать. Лучшее, что мы можем сделать — это отказаться от битвы полярностей добычи и хищника и принять жизненную борьбу.

Мы можем:

Довести до блеска один уголок мира.
Это название книги цитат, собранных учениками Сюнрю Судзуки в последние годы его жизни. Эта фраза относится к моменту, когда он говорил о том, насколько все совершенно, и… это не значит, что ничего нельзя еще немного улучшить!
Так выразился мастер дзэн Сюнрю Судзуки.

Это выбор Воина: отказаться быть жертвой или преследователем, хищником или добычей. Я уверен, в любой ситуации всегда существует волшебный третий вариант. Жизнь редко бывает черно-белой.

Последний аспект ответственности, который я хотел бы исследовать — как мы можем перестать себя наказывать исходя из ошибочного чувства ответственности.

Мы ведь на самом деле себя обвиняем, а при этом, как я говорил выше, ответственность не имеет ничего общего с виной. Ирония заключается в том, что в этом самообвинении мы на самом деле ограничиваем нашу способность быть по-настоящему ответственным, потому что наша боль затуманивает суждения и препятствует осознанности. Самобичевание — и неточно, и изнурительно, оно останавливает реальную работу ответственности. Игра в виноватого, неважно обращена ли она к себе или к другим, только порождает еще большую боль, но никогда не излечивает. Вот почему различение, которое так точно предложил Фред Кофман, так важно: мы безусловно ответственны перед лицом обстоятельств, но мы не обязательно ответственны за то, что приносит нам жизнь. Если мы хотим быть настоящими воинами, то нам нужно удерживать в голове это различение и жить настолько полно, насколько возможно. Иначе мы будем постоянно занижать свою способность осознанно отвечать окружению. Наша энергия будет связана обвинениями — себя или других. Ответственность требует большой осознанности и немалого мужества. Но это путь к большей силе.


Francis Briers. Бизнес-тренер, коуч, актер. Автор и руководитель международной программы Embodiment Facilitation Course. Инструктор по карате, ведущий практики 5Rhythms, мастер The Samurai Game. Автор книг и курса Warrior Leadership.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *