День рождения Аутентичного Движения

На днях праздновали день рождения Аутентичного Движения.
В последние годы это — тихо и постоянно сопутствующая моей жизни практика. Я оказываюсь то на одной группе, то на другой лаборатории, то играю в собственные форматы с картами SoulCollage® – не понта ради, а когда живу в горной деревне одна, без товарищей по практике. И вроде бы, если приглядеться, я практикую практически еженедельно, но отдельно осознаваемым занятием Аутентичное Движение для меня не становилось.

Сейчас, оказавшись в пространстве практики с теми, кто практикует давно и осознав, что с многими из них была вместе в процессах, а с кем-то даже подружилась именно по поводу практики, признала, что количество незаметно, фоном, тихой сапой – перешло  в качество, и А.Д. в моей жизни увесисто присутствует, просто я на этом не фокусировалась специально.
И мне хочется собрать историю практики в моей жизни.
Сфокусироваться наконец:)

***
Если кто не в курсе: Аутентичное Движение – это техника/метод/форма духовной/терапевтической/творческой практики, основанная на процессе, созданном Мэри Старкс Уайтхаус.
Чем больше ее практикуешь, тем интереснее. Поподробнее почитать можно по ссылкам внизу.

***
Забавно, что именно Аутентичное Движение было решающим звеном в цепочке случайностей, благодаря которым я оказалась в танцевально-двигательном сообществе. Я уже жила в Москве, уже училась и в Институте Клинической Психологии и Психотерапии, и проходила курс по телесно-ориентированной психотерапии в нем же, и даже по пути купила легендарную синюю книжку, но все равно знать не знала в ТДТ ничего и никого. Фамилия «Гиршон» была ничего не говорящими буковками на обложке книги.

У меня были остаточные отношения с моей психотерапевтессой из Екатеринбурга: иногда я брала у нее сессии, когда приезжала на родину. Она, среди прочих ее талантов и увлечений, занималась расстановками и пыталась соединить их с Аутентичным Движением. Среди меня она имела большой авторитет, и я старалась вникать в то, что она рекомендует. «Слушай, а где мне взять Аутентичное Движение?», — спросила я ее. «Ээээээ, ну вообще-то тебе проще, чем мне, ты живешь в Москве и у тебя есть Гиршон. Все собираюсь как-нибудь к нему на программу». Вернувшись в Москву, нагуглила. Позвонила. Поговорила с администратором. Оказалось, что никаких открытых групп по А.Д. сейчас нет, но после трех минут разговора по телефону с Любой Фоменко я была готова подписаться на что угодно (я и так регулярно готова, но если на том конце провода есть намек на приличного человека, то готовность превращается в горячий энтузиазм). В общем, я в тот же день приперлась на что-то. Кажется, это был экстатик. Не танцевала я к тому моменту больше десяти лет, но who cares. Немедленно со мной произошло то же, что в первые пять минут в Альпухарре, то же, что при беглом прочтении статьи о Ямуне, то же, что при случайном просмотре ролика Кристин Нефф. Я почувствовала: «Я дома и остаюсь тут жить». И немедленно напросилась к ребятам на зимний тренинг в Таиланде: мне надо было победить аэрофобию, а что может быть лучше для этого, чем одиннадцатичасовой перелет туда, куда очень хочешь:)

С Аутентичным Движением тогда не сложилось, зато сложилось много с чем еще. Дело было спустя полгода после самого адового происшествия в моей внутренней жизни, параллельно я познакомилась с Дарьей Кутузовой и нарративными практиками, так что я ощущала себя так, словно некоторое время назад умерла, но вот постепенно очнулась в раю. Разумеется, я готова была в честь этого подписаться на пяток панических атак:)

Не знаю, как Андрей умудрялся спокойно смотреть на удивительные превращения симпатичного менеджера среднего звена в необратимое и непонятное ему черт знает что, но я никогда не перестану быть ему благодарна за то невозмутимое спокойствие и поддержку в любом кипише. Ни слова критики, тонны необъяснимой – и легкой, без обвинений – поддержки. Он даже в тот самолет со мной полез, хотя в гробу видал и Тайланд, и психические танцы (правда, побыл там без удовольствия и свалил пораньше, убедившись, что я вроде не сдохла по пути и явно в состоянии повторить все в обратную сторону). Повезло мне!

***
Аутентичное Движение я по крупицам собирала потом, где могла. Читала книжки, находила группы практиков, вписывалась к ним. Это были чудесные времена, когда я приходила куда-то и говорила вне процесса только два слова: «здравствуйте» – до группы, и «до свидания» – после.  Естественно, отлавливала Аутентичное Движение у Саши, когда это совпадало с моими возможностями и съездила к нему на подмосковную лабораторию. Сейчас очень радуюсь независимым группам практиков, в которых мне посчастливилось состоять и благодарна тем, кто меня туда позвал – Наташа Шикина, Лена Гребенюк, привет:) Опять повезло, короче.

Но правда и то, что я не помню таких уж значимых процессов до этого года. Просто практиковала как дисциплину, понимая, что хуже не станет: было примерно ясно, как это работает, а также что при этом тренируется позиция нарративного практика и сочувствующего свидетеля, а также и что десять тысяч леммингов не могут ошибаться. Я умею порой практиковать нудно и прилежно. Особенно если мне нравится компания («нравится компания» — мой главный побуждающий мотив вообще).

***
А в этом году случился процесс, в отношении которого мне вспоминается шутка моей любимой остроязыкой мамы по поводу испанских минималистичных балкончиков: «Балконы в этой стране не для того, чтобы на них выходить, а чтобы не вывалиться из окна». По ощущениям, в том процессе я именно что вывалилась из окна. Из окна себя. Шла на балкон полить цветочек, и уже в свободном падении с двести пятнадцатого этажа обнаружила, что нет никакого балкона. Зато есть воттакенная дыра в моей картине себя, а может, и мира вообще, которую я  талантливо и убедительно прикрыла от себя цветочком. В какой-то мере я до сих пор лечу – но и не упала никуда особо, и вроде не убилась. Может, позже; поглядим.

А еще летом был процесс, когда я встретилась с архетипическим персонажем, про которого накануне вечером послушала лекцию любимой Мариябруны Сирабеллы (Алена, помнишь?). А еще начались эти прекрасные моменты, когда тело перемещается гладко и медленно, как в масле, одновременно и само, и управляемое неведомым.  А еще мне сказали несколько раз, что остальное, что я делаю — и Soul Collage, и Embodied Writing  – это как Аутентичное Движение, только с другого бока. Конечно, я задумалась. Все это побуждало относиться к практике с бОльшим вниманием и почтением, уже независимо от факта,что А.Д. уважают в моей референтной группе и что это хороший способ побыть вместе с другим(и).

У меня появился ясный личный смысл: я поняла, что могу оказаться с помощью Аутентичного Движения в незнаемом. А я мало чем наслаждаюсь в этой жизни больше, чем пребыванием во внутреннем исследовании – не так важно, путешественником или гидом. Я не люблю процессы с «закрытым кодом», когда просто передаешь известное – отчасти поэтому сделала паузу в постоянном преподавании мячиков, хотя и не думаю, что эта пауза навек.

***
На дне рождения Аутентичного Движения я опять «выпала в окно» – правда, не так высоко и больно, как в прошлый раз; совсем не больно: из спонтанного контакта, который, как казалось поначалу, тэгирован: «No Way» (мы с движущейся располагались непонятным по отношению друг к другу образом и по вертикали, и по горизонтали, и по вектору и динамике движения, и про это No Way не было даже сожаления, потому что не было и ожидания), переместилась вдруг в пространство какой-то неописуемо светлой встречи, для которой у меня слов-то нет. Встречи, наполненной нежностью и легкостью, и удивлением без удивления, и смехом, который, как мы потом обсудили с партнершей, и у нее, и у меня рождался из ниоткуда – он был точно не про абсурд, нелепость или смехотворность происходящего, а про что-то тонкое, сущностное и радостное, происходящее через нас с ней. Нежданная, почти сверхъестественная легкость – лейтмотив этой истории (хотя там достаточно и других мотивов, особенно если брать процесс целиком).

Уезжала я наполненная, с улыбкой, с ощущением, что одарена.

Этот процесс до сих пор со мной, и я рада этой встрече практиков, которая случилась для меня почти спонтанно, и дружескому вечеру, который за ней последовал.

«И в мыслях я переживаю изумление этой легкости, но больше ничто во мне – кроме мыслей – не удивляется».

***

(это — те, с кем посчастливилось практиковать в одном пространстве вчера, снимал сотрудник «Открытого Мира», чье имя мне неизвестно)

***
Из глубин навстречу этому переживанию и этой истории выныривает ранний текст Веры Полозковой. И кто я такая, чтобы запихивать его обратно:

«Предостереженья «ты плохо кончишь» — сплошь клоунада.
Я умею жить что в торнадо, что без торнадо.
Не насильственной смерти бояться надо,
А насильственной жизни – оно страшнее.
Потому что счастья не заработаешь, как ни майся,
Потому что счастье – тамтам ямайца,
Счастье, не ломайся во мне,
Вздымайся,
Не унимайся,
Разве выживу в этой дьявольской тишине я».

***

Вчера все выложили текст, написанный несколькими часами ранее Сашей Гиршоном (тепло: присутствовала при создании), посвященный основательнице метода Мэри Старкс Уайтхаус. Как-то с удовольствием в последние времена выкладываю не свои тексты (и сохраняю – не свои фотографии; было смешно, как после конференции, листая выложенные снимки, сохраняла себе в телефон Алену, и Катрину, и Сашу, и Диму, и Олю — в общем всех тех, при встрече с чьим светлым образом меня прикрывает теплой волной).

Hello Mary
в белом домике все хорошо
свечи горят
пахнут цветы
глаза закрыты

Hello Mary
немного правды
не повредит никому
вечер спускается в город
и зажигает тьму

Hello Mary
в самой глубине
простого движения
есть благословение
и больше ничего
нет

***
«Немного правды не повредит никому».
Да. Для меня это – центр, самое вкусное место этого текста.
Приятная новость в том, что эта правда не всегда оказывается такой уж горькой. Изредка вполне ничего.

АД_2017

(эта фотография Саши Гиршона).

***
Ну и если уж вы каким-то чудом дочитали до конца.
Я часто пишу о практиках, которые делают мою жизнь лучше и кажется как-то логичным сказать о том, куда податься, чтобы проверить, не станет ли и вам:

Открытые занятия и программы Нины Кунгуровой. Но для простых смертных начинающих Нина ведет мало, так что следите за новостями.

Программы Александра Гиршона. У него множество сокровищ и для смертных, и для бессмертных. Как из текста понятно, я сама была кромешное дерево, когда меня к нему занесло, почему бы и вам не сходить.

Наташа Шикина планирует в ближайшем будущем запустить группу для начинающих, и мне она кажется отличным проводником для тех, кто ни разу  не практиковал и нуждается в чуткой поддержке и внимательном сопровождении. Читайте обновления у нее.

Но это все преимущественно в Москве с перерывами на гастроли. А меня друзья из Екатеринбурга читают. В Екатеринбурге работает моя любимая Алёна Комарова, которую я порекомендовала бы, даже если бы не была пристрастна.
А поскольку я пристрастна, то рекомендую ее горячо.

Я знаю еще имена, но с вышеперечисленными знакома лично и была в их процессах, с их голосом, с их вниманием, в их объятиях.

И мне там было хорошо.

***

Почитать:

А. Гиршон: «Истории, рассказанные телом»,

И. Бирюкова: «Аутентичное движение и мудрость тела»,

Е. Гребенюк: «Свидетельствование в психотерапии»

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *