Приветствие и биография

Здравствуйте!

Меня зовут Мария Несмеева.
По роду деятельности я – психолог и фасилитатор терапевтических и развивающих практик, по сути – homo scribitus, человек пишущий.

О проектах, которые я веду, можно узнать здесь.

Я люблю исследовать внутренние истории и находить дорожки к предпочитаемому будущему. Для это я обращаюсь к письменным практикам, практикам осознанности, телесно-ориентированному и танцевально-двигательному подходам. Мои основные опоры в работе – нарративный подход и исследования нейронаук, связанные с регуляцией стресса. Развитие сочувственного самоотношения – важная для меня рамка безопасности.

Я много пишу, практически обо всем, что присходит в моей жизни – с тех пор, как научилась писать. Результатом являются иногда – поэтические тексты, иногда – терапевтические, или рефлексивные. Иногда делаю переводы. Мои тексты – в разделе «мысли и тексты».

Сейчас я привожу блог в соответствие с моей остальной жизнью, поэтому какие-то страницы ещё не заполнены, а тексты – не перенесены. Заглядывайте чуть позже:)

Образование

  • Философ-преподаватель (Уральский Государственный Университет, 2004)
  • Клинический психолог (Московский Институт Психоанализа, 2016)
  • 2011 — по настоящее время – изучаю телесные практики в рамках подхода Yamuna Body Rolling у Ямуны Зейк
  • 2012 — курс «Телесно-ориентированная психотерапия» (Институт Психотерапии и Клинической Психологии)
  • 2014 – обучение в «Лаборатории Нарративной Практики» в фонде «Будущее сейчас»
  • 2015 – курс «Интегративный танцевально-двигательный тренинг» А. Гиршона
  • 2015 — Embodiment Facilitator Course
  • 2017 — фасилитатор SoulCollage, тренинг в Orvieto, Италия

Важной, хотя и мало где упоминаемой мною частью опыта и образования я считаю также:

  • занятия в театральной студии в детстве и юности
  • обучение в филологическом классе СУНЦ УрГУ
  • работу в проекте Дарьи Кутузовой «16 тем»

Значимые проекты последних лет:

2017

  • Лаборатории и семинары по SoulCollage
  • Классы по Embodied Writing (письменные практики с опорой на телесные ощущения) на конференции Integral Dance Forum и Уральском Интенсиве Интегрального танца А. Гиршона

2016

  • регулярные занятия по Yamuna Body Rolling,
  • длительный курс «YamunaBodyRolling: Домашняя Практика»,
  • онлайн-проект «Лаборатория Телесной Осознанности» ,
  • экспериментальное исследование «Влияние письменных практик, направленных на формирование сочувственного самоотношения, на уровень стресса» в рамках дипломного проекта «Сочувственное самоотношение как фактор стресса» (выборка – 200 человек на этапе опроса и 90 человек на этапе эксперимента)
  • статьи в блог «Место силы: практики Self-compassion»
  • Курс «Практики осознанности для психологов»
  • презентация на конференции ПиР (совместно с Ольгой Зотовой) «Погладь кота, или влияние самоотношения на уровень стресса»

2015

  • фасилитатор терапевтического письма в проекте Дарьи Кутузовой «16 тем»
  •  регулярные занятия  по Yamuna Body Rolling
  • серия индивидуальных сессий в Embodiment-подходе

2014

  • фасилитатор терапевтического письма в проекте Дарьи Кутузовой «16 тем»
  •  регулярные занятия и семинары по YamunaBodyRolling

2011-2013

  • занятия и семинары по YamunaBodyRolling

(Если кому-то внимательному стало любопытно, куда подевался кусок моей жизни между 2004 и 2011 годом: с 2002 по 2010 годы я работала маркетологом в ИТ-компаниях, а затем решительно поменяла квалификацию).

 

Что такое трансформационная игра?

Трансформационная игра — это один из способов совершать внутреннее путешествие. Другими словами, инструмент самоисследования.
 
С одной стороны, он структурированный: игра, по идее, включает в себя многообразие вариантов, связанных с заданной темой. Эффект как у структурированной письменной практики примерно: не едешь по привычным паттернам, как на заднице с ледяной горы, а видишь: «Ооооо, ещё и про это можно было подумать!». Качество «Мира» зависит от создателя Игры. Игры разные, создатели у них разные, поэтому я не могу сказать за «всю Одессу», что все трансформационные игры – прекрасны.
 
С другой стороны, есть элемент случайности: из предложенного многообразия Игрок выбирает индивидуальные варианты, в связи с которыми принимает какие-то решения в Игре.
 
С третьей стороны, эти случайности неслучайны (и это спорный момент): есть предположение, что добывание вариантов происходит не «потому что гладиолус», что варианты связаны с запросом Игрока — в качестве обоснования см. принцип синхронистичности Юнга. С точки зрения феноменологической легко заявить, что синхронистичность – это круто и повсюду. Но также, я полагаю, ее можно описать через когнитивные ошибки, а в психиатрии для аналогичного явления даже есть специальный термин:) Вообще у положений Юнга до фига критики, и личный выбор каждого, соглашаться с предложенной им картиной мира, или нет. В своем личном мирке я говорю синхронистичности «да», но впаривать её другим не собираюсь.
 
С четвертой стороны, эти случайности весьма подчиняемы Игроку без всякой мистики: Игрок обходится с выпадающими карточками-вариантами как с метафорическими ассоциативными картами — т.е. приписывает им свои актуальные для него значения.
 
С пятой стороны, игра фасилитируемая: есть Мастер Игры, которые, по идее, служит гидом, проводником для Игрока. И от Мастера зависит многое. Одни считают, что поддержка в их задачи-функции входит. Иные Мастера считают, что их ответственностью является то, чтобы Игрок правильно подумал и они могут указывать Игроку, как ему надо трактовать выпавшую ему метафорическую карту или что ему обязательно надо заметить. На мой взгляд, это увешивание Игрока своими персональными сиреневыми крокодильчиками и так быть не должно. Кому-то это нравится, наверное. Мне – нет. Ни с позиции Игрока, ни с позиции Мастера. Но Мастер — это тоже фактор, и тут уж как повезет. У меня был шанс убедиться – я играла и с клевым мастером, и с метателем крокодильчиков. Но там, где я сейчас учусь, прямо настойчиво и вслух говорят, что такого делать не надо.
 
С шестой стороны, Игра – это всего лишь еще один способ, еще один инструмент, а не истина в последней инстанции.
 
Как я ко всему этому отношусь? В целом хорошо. Потому что:
 
1. Геймифицированное исследование – прикольное, динамичное, в нем приятно и увлекательно участвовать. Процессы, в которые живо вовлечен, обычно проходят успешнее и запоминаются лучше. Геймификация – способ повысить мотивацию.
2. Если структура хорошая и объемная, можно быстро сделать много (потому что не приходится перебором разбираться с заведомо неработающей хренью, которая не имеет к теме отношения),
3. За счет предложенной Игрой структуры можно увидеть свои привычные паттерны размышления о запросе. Например, в «Talent Game» 1/4 исследования – про «Что я хочу?». Человек, воспитанный в советских традициях, в этот момент может впервые в жизни заметить, что он непозволительно мало внимания уделял тому, чтобы чего-то самому хотеть в работе, а не начинать с «Надо», или «Полезно миру».
4. Гарантия: если внутри хорошей структуры, в безопасной обстановке честно и сфокусированно думаешь о важной для себя ситуации – результат будет обязательно. Правда, он обычно равен не бессмертию и не моментальному превращению в миллионера, а нахождению новых путей для решения задачи или «дыр» в своих прежних убеждениях. Для закрепления эффекта надо думать дальше и что-то делать.
5) Многие и часто говорят, что происходящее в игре — прямо магия и самое то, что нужно под запрос. У меня такое тоже было. А случалось и ломать голову, и не понимать, к чему бы это было — но в моем случае это всегда заканчивалось ценными открытиями.
 
Но:
1. Хорошо бы без фанатизма. Я в игре предпочитаю кубику/карточке – человека. Заходы навроде: «Игра умнее», «Не смей спорить с кубиком» – собачий бред и предпочтение модели человеку. Я люблю фразочки навроде: «Игра говорит мне, что», но для меня это – просто метафора, потому что я люблю красивые слова. Я вряд ли скажу: «Игра говорит тебе, что» — другой пусть сам разбирается со своими говорящими предметами:) Карта не равно территория. Полезно – прикладывать карту к своей территории, чтобы лучше свою территорию понять (как в случае с исчезнувшим из модели принятия решения «Хочу»). Исследовательская позиция в Игре нужна, презумпция истинности Игры, на моц взгляд — нет.
2. Ничто не универсально, поэтому инструментов и подходов до фига и разным людям годится разное. Я люблю, чтобы было весело, много думать самой и учиться новому — поэтому некоторые игры мне в жилу.
3. Многое зависит от Мастера. Если он наносит Игроку непоправимую пользу, навязывает свои фантазии и интерпретации – это сделает игру хуже. Но такое даже психологи сплошь и рядом творят, а среди Мастеров много непсихологов. Так что – как повезет. Но мне чаще везло и итогом Игры было удовольствие, новые решения и перемены. Испытывала сильный дискомфорт я всего один раз, но, в принципе, это не про Игру — неумелых помогальцев и без игр полно.
 
Мне нравится рассматривать трансформационную игру как еще один инструмент осознавания себя через соотнесение Карты и Территории, исследование своего запроса об эту Карту и рефлексию себе на благо.
 
Что не нравится: я согласна, что человек сложнее и тоньше любой заданной структуры, и Игра может оказаться довольно топорной в каких-то местах. Бывали случаи, когда к классным идеям в Игре я приходила через очень задний ход, слишком долгим и мутным путем (на мой вкус). Это не перечеркивает для меня ценности, пользы и удовольствия. Но и не делает Игру эталонным и единственным инструментом.
 
Что мне не нравится:
1. Когда Игру воспринимают как Оракула. Мне кажется, тут прямой путь к насилию, когда человек менее важен, чем Игра.
2. Если Мастер полез на экспертную табуреточку и вещает с нее «мне же со стороны про тебя виднее»и тычет носом в необходимые, с его точки зрения, «инсайты». Но я почти не встречала таких, один раз только и в довольно лайтовом варианте. Прочие опыты были очень классные.
 
Чтобы ответить на остальные вопросы, надо написать еще два раза по столько же, поэтому — в следующих сериях.
Это были мои мысли, на истину в последней инстанции не претендую.
А по пути нашла чужие мысли из журнала «Психолоджиз»:
 
http://www.psychologies.ru/self-knowledge/mojet-li-igra-izmenit-buduschee/

Книга завершений/The Book of Completions

«Книга завершений» – это письменное и арт-терапевтическое путешествие от месяца к месяцу прошедшего года – и к переходу в новый. Я люблю завершения: не в том смысле, что верю в окончания жизненных историй по календарю, но – в то, что, если отдать прожитому дань внимания, можно  пуститься в дальнейший путь с чуть более легким и упорядоченным багажом. Новый год – отличная символическая веха для этого. К тому же время внешней темноты, внутренней тишины, неясности, безмолвия и бездействия – самое подходящее, чтобы перебирать свои истории.

С 11 по 31 декабря я хочу пригласить вас в путешествие к окончанию года – и к началу чего-то нового, что может стать явным, даже просто проглядывая из-под прибранных завалов прошлого. Но и кое-что сделаем, чтобы целенаправленно его пригласить мы – тоже.

Мы создадим сумасшедший (я не шучу!) артбук – это будет, как у меня водится, необязывающе и несерьёзно, но глубоко, творчески, и со смыслом, а потому – волшебно. Эта книга будет наполнена тем намерением, которое у нас нынешних есть для нас будущих – даже если оно пока и не вполне ясно.

В этой книге мы будем день за днем делать задания, связанные с завершением старого года, затем – с переходом в новый, нащупывая и продолжая смыслы из прошлого – в будущее. Мы будем прощаться и приветствовать, вспоминать и выбирать. Мы будем благодарить, отправлять открытки другим и дарить подарок – себе.

Делать все то, в результате чего к 31 декабря мы придем готовыми к началу нового года и, надеюсь, к большей ясности, что именно сейчас хочется начать.

Наше исследование не останется обрывками в памяти. Результатом будет книга-навигатор, «дневник путешествия», которую можно будет с удовольствием перелистывать и перечитывать месяцы спустя, уточнять намерения, вспоминать, как мы это сделали в прошлый раз – и, если захочется, повторить через год.

Инструменты, которые я планирую использовать – это письменные и арт-практики, аудио и видеогиды. В своей работе я опираюсь на нарративный подход, практики осознанности, практики сочувственного и поддерживающего самоотношения, позитивную психологию (я имею в виду Мартина Селигмана и Михая Чиксентмихайи, а не назойливых розовых единорогов в стразах). Если вкратце, то это о том, чтобы относиться к людям (включая и себя) по-человечески, двигаться в направлении предпочитаемых историй, исследовать ценности…ну и творить, играть и немного безобразничать, я надеюсь!

Наше пространство будет свободно от причинения непоправимой пользы – и для творчества. Все, что я собираюсь дать – качественные и нескучные инструкции, необходимую поддержку и заботу, но точно не стану рассказывать о том, как вам надо было жить предыдущий год или надо жить следующий. И никому другому этих рассказов не позволю. Работать мы будем онлайн, поэтому качество физического пространства – ваша забота и ответственность. Сделайте себе  настолько хорошо, насколько хватит фантазии и возможностей: тёплые пледы, уединение, приятный свет, любимый чай, цветные ручки…

Я хочу, чтобы это было тепло. Будто бы мы сидим при свечах, вполголоса говорим о важном, и немного хихикаем. А потом уходим со встречи – наполненными, сохраняя тепло в сердце, зная, что видимы в том, что дорого и памятно.

Для кого: для тех, кому хочется в конце года уделить время тому, чтобы просмотреть год старый; создать в своей жизни больше пространства для своей жизни и, быть может, разобраться в ней чуть больше. Отпустить непрерывное делание, и дать себе время посмотреть, что из сделанного вышло. Попробовать ту кашу, которой наварили, и примериться к тому, что готовить в следующий раз. – да и в конце концов, просто получить удовольствие!

Вам точно не понадобятся навыки и умения, связанные с изобразительным искусством, но очень пригодится время и желание останавливаться, прислушиваться, запечатлевать услышанное, играть и смотреть вглубь – одновременно.

Как мы будем работать?

Мы будем работать в секретной группе в Facebook.  Я буду выкладывать там задания, там же можно будет задавать вопросы, оставлять комментарии, получать ответы, делиться страничками своей книги или найденными историями – если захочется, и оставлять бережные и поддерживающие комментарии другим, если чей-то опыт вызывает отклик в вас.

Надеюсь, синхронность движения будет поддерживать задор и вдохновение продолжать, поможет навести порядок и спокойствие в предновогодней суете и проникнуться новогодним настроением.

Время:

Мы начнем 11 декабря, и до 21 декабря будем перебирать и исследовать воспоминания предыдущего года, а в оставшиеся 10 дней после самой длинной ночи в году, когда свет переменится, до 31 декабря – направимся к собиранию из них целого, угадыванию в нем будущего и празднованию нового.

Отзывы:

Я редко повторяю мероприятия и больше люблю создавать новые. Поэтому отзывы – из тех семинаров и лабораторий, с которыми я работала в этом году больше всего – но если вы не знакомы со мной, вдруг они как-то пригодятся.


«Желание посетить мероприятие под ничего не говорящим мне названием «Коллаж души» родилось случайно и исключительно ради любви к искусству, творимому Машенькой Несмеевой. Я рисовала себе картинки тихих творческих посиделок, этакого возвращения в детский незатейливый мир вырезания картинок из ярких журналов, раскиданных на полу. Хорошая компания, травяной чай, может быть уютная беседа… Ради этого и пошла. Какого же было моё изумление, когда это шаманское действо ядрёными красками ворвалось в мою жизнь. Нет, ничего страшного не случилось. Ровно наоборот. Маша потрясающе вежливо умеет говорить с внеземным и делать пространство тёпло-прирученным. Безопасным. Оно практически забирается тебе на коленки, разве что мурлычет не громко… И вот тут начинаются чудеса. Картинки сами идут тебе в руки, нестройными голосами предлагая послушать самую увлекательную в мире историю. Историю про тебя. Процесс захватывает. Ты не очень понимаешь, что происходит, но то, что это что-то очень твоё и очень про тебя, не отпускает ещё несколько дней. Ты разглядываешь получившиеся карты. Ты вспоминаешь их, когда куда-то идёшь. Они начинают тебе сниться. И постепенно ты учишься их слышать. Понимать то, что они говорят. Изумляться. Может быть плакать. Гневаться. Восторгаться. Мудреть… И ещё приятное, бонусом, спецпризом, — з, что теперь у тебя есть сообщники по игре в классики. И тот, кто ведёт. Ведает. Та, что умеет слушать…»

Екатерина Уварова, научный сотрудник екатеринбургского зоопарка, путешественница, участница семинаров по SoulCollage

«В начале этого года я познакомилась с самоисследовательской практикой SoulCollage на на классе Марии.Она казалась легкой, увлекательной творческой игрой, но обернулась  неожиданно глубокой встречей с собой, помогла необычным и творческим творческим путём обратиться к своим ощущениям, к тем частям себя, которые прежде были скрыты от моего внимания, и услышать неожиданные ответы на неожиданные вопросы.
В процессе работы с Марией я чувствовала себя комфортно и непринужденно, ощущая поддержку и внимание ведущей, а атмосфера была очень безопасной, теплой и дружелюбной, располагающей к открытому творчеству».

Ольга Коршунова, художница, ювелир, участница семинаров по SoulCollage

Стоимость и запись:

До 11 декабря, стоимость — 4500 рублей, а с 12 декабря – 5500.

Я очень воодушевлена и полна любопытства, что принесет нам это путешествие. Если вы слышите внутри зов присоединиться – добро пожаловать.

Записаться и получить любую организационную информацию можно по электронной почте mnesmeeva@gmail.com.

Количество мест, как водится в авторских проектах, ограничено, и если нам в этом путешествии – по пути, то пишите.

Мячики и внутренние путешествия

Matrix has me.
Хотя, может, это я её: вернувшись после полутора месяцев разъездов, я начала танцевать по-другому. Снаружи-то, может, разницы нет, но изнутри – совершенно другое качество процесса, другой поток, присутствие, проживание. Сначала я думала, что это один случайный процесс, но сегодня, кажется, был шестой аналогичный. И приятное: раньше после трех часов танца всегда болела поясница, я помогала себе мячами. Сейчас – нет. Возможно, дело тоже в другом качестве движения.

Вот о чем я размышляла. Раньше я преподавала мячики с «большим радиусом поражения»: кто пришел, тот и молодец. Люди сами определялись с мотивацией, я давала практику, безопасное пространство и сколько могу заботы.

Сегодня, ощущая поток движения, я переживала колоссальную благодарность к телу за каждый сантиметр меня, который делает такое прекрасное. Я довольно долго «растанцовывалась»: хотела, чтобы танцевало все. Искала дыхание, нащупывая и расширяя его изнутри: «Еще чуть-чуть в верхние доли легких, теперь – да». Танцевать – от дыхания – совсем другой коленкор. Когда дыхание «застревало», я останавливалась и опять искала. И думала о том, что умею так раскладывать внимание внутри тела я, конечно, благодаря мячам.

В последние два (!!!) месяца меня пожрала адоова бессонница – спасибо, что с антрактом на Альпухарру, не то б я сдохла. Я перестала спать без перерывов, а вчера в ярости переколбасила до семи утра гору дел –  сон опять не подвезли, и я уже и не силилась уснуть, решила, черт с ним.  Что-что, а спала я прежде всегда самозабвенно. Но пока иначе, и на этот случай есть мячики в постели (упражнения из раздела «In bed with Yamuna»). Очень выручают, когда ты в лежишь в кровати, а ничего релевантного локации делать не можешь. Порой, просыпаясь через два часа после того, как легла, и понимая, что обратно уснуть может и не посчастливиться, я засовываю под себя черные мячи и долго делаю упражнения  – мол, отдохну хоть так (но вообще-то это и уснуть помогает, я часто засыпаю на мячах). Это действительно хорошо: после практики тело очень кайфовое.

Думаю, что отчасти обязана иному качеству танцу и этим тоже.

Мячи в животе = расслабленная поясничная мышца = фантастическое заземление. Я стала реже терять равновесие там, где падала всегда, а ведь у меня ноги разной длины и сильный перекос в связи с сильно неравномерным распределением напряжений справа и слева.

Мячи в ребрах – дыхание на 360 градусов. Дыхание нужно, чтобы танцевать, больше, чем может показаться. Дыхание вообще штука зачетная, что уж там.

Еще мне невероятно в кайф то, что в бодироллинге я исследую мячом каждый сантиметр себя. Мячом — снаружи, дыханием в мяч — изнутри. Никакая «бесконтактная» практика, при всем уважении к ним, не давала мне такого проникновения в свою телесность — довольно буквального, потому что куда мы только не помещаем мяч в процессе занятия, а то и засовываем. Иногда это больно (не подумайте, что я приглашу вас идти в боль – нет; но сама я, стараюсь оставаться в ней и дышать, если возможно, поскольку я: а) не слишком чувствительна к боли, которая меня не разрушает, б) стараюсь понимать свою боль и в невыносимую не ломанусь, так что и вы не геройствуйте).

Я всегда думаю – а зачем я преподаю?
Никакие мои мотивации не лежат в области «прямой передачи», соблюдения традиций, меня даже мутит от этого – скукотища. Я и сама «проповедовать истину» не хочу, и сбегаю от мастеров-табуреточников – ну, тех, что громоздятся на табуреточку с горящим гурическим взором, и на этом их аргументация заканчивается. Я всегда подозреваю, что она и не начиналась. К тому же мне так бессмысленно и одиноко – я люблю поговорить с живым человеком.

Бодироллинг, к счастью, живет в европейском контексте и не обременен йогической идеологией – я ее уважаю, но не хочу преподавать: на философском факультете меня быстро научили, что моделей вагон и вцепляться в одну не обязательно, и я предпочитаю в преподавании другие – хотя чакры у меня возмущения не вызывают, просто для меня это метафора, а не опорная модель (но, кстати, бодироллинг основан на йоге и результат практики на йогический отчасти похож). И все же мячики – «земляная» практика: делай раз, делай два, делай три: размести мяч там-то, перемещайся определенным образом, дыши.

Мои мотивации лежат в области исследований. Я люблю проекты с открытым кодом. Я люблю процессы, которые неизвестно куда заведут и легко в них иду, с энтузиазмом. Внутренние путешествия, да:)

Когда я пыталась быть приличным офисным человеком, я легко и в кайф начинала новые проекты/отделы на работах, но когда я ставила процессы на рельсы и они начинали ехать, как поезд по расписанию, я теряла интерес и гнобила себя лентяйкой, но финита — во мне ничего не откликалось на известное. В общем-то, так же умираю с тоски в и отношениях с людьми, которых не зажигают задачки, связанные с развитием (а это солидный процент населения).

И я постоянно задаю себе вопросы: что делать с бодироллингом? Бросать – жалко, это лучшая соматическая практика из всех, что я пробовала, а преподавание подстегивает личную практику, а это полезно: развалиться от большого количества ходьбы и танца – это, пожалуйста, без меня. Преподавать «раз-два-три» – скучно. Доступный исследовательский интерес в бодироллинге, конечно – исследование себя. В нем легко ловить инсайты навроде: «ух, так вот почему я двигаюсь то-то». Или «ого, когда я меняю это – я потом могу вот эдак». До сих пор помню градус офигения, когда на «постельном» инструкторском курсе увидела, КАКОЙ диапазон движения появился в плечевом суставе. Аж треснулась об полку, со всей дури размахивая руками. Не говоря уже про изменение формы живота после первого занятия (после того прецедента я в бодироллинге жить и осталась, до того проблема с животом не решалась год — теми средствами, к которым я обращалась). Я так понимаю, Ямуну увлекает то же, и еще исследования себя в разных возрастах. Она сделала из процесса старение исследование — тоже. И много интересного оттуда рассказывает.

Сегодня я думала о том, что, пожалуй, хочу преподавать мячики танцующим людям. Тем, для кого исследование тела – отдельный фокус и отдельный кайф. Я могу, конечно, делать классы формата «почини себе поясницу», но исследовать я люблю больше. Интересно, а является ли для кого-то из читателей соматическое исследование отдельным фаном? Для чего вы ко мне приходите, или приходили, или хотели прийти? Хоть кто-нибудь приходил за этим? Хоть кто-то получал это?

Нет, я, конечно, не буду выгонять людей, которые пришли за красотой, здоровьем и самочувствием:  мне очень понятно, как это круто, когда перестали болеть стопы, например, или колено, или лопатка, или стало прямо где было криво – все это у меня было. Но мир полон хороших остеопатов, физиотерапевтов, массажистов, и я уверена, что в лечебном смысле предостаточно средств получше меня.

Но если мне, как героине Лиз Гилберт, пытаться найти свое слово («attraversiamo» – помните?), то я – про внутренние путешествия.

И про любовь🙂

(нашла фотографии Дарьи Гарник с мастер-классов в Екатеринбурге в 2012 аж году, и вновь нахожу, что они прекрасные, да и я в тот год была красотка, хотя год выдался так себе).

Беседы с Себрантом. О судьбах гуманитариев, часть 1.

На екатеринбургской «Интеллекции» в августе Екатерина Дегай задала Андрею вопрос о будущем гуманитарных профессий. Мне, как гуманитарию, вопрос понравился очень, а вот то, что на ответ было минуты четыре — нет. Я почувствовала, что хочу поговорить об этом еще.

Мы с Андреем договорились когда-нибудь продолжить, и сегодня, обнаружив, что довольно бездарно тратим время на прогулке – как водится, молча и тупя в телефоны, я предложила повеселиться хоть так. Кажется, получилось. Правда, до собственно катиного вопроса – о месте и судьбе «гуманитарных» профессионалов в будущем – дело не дошло. Остановились на том, что более-менее определились в понятиях. Я болею, и быстро устала. Так что продолжим в следующий раз.

Если кому-нибудь не ок с уровнем профессионализма, имейте в виду:
— это абсолютно частная, хотя и не приватная беседа, без претензий на профессиональный продукт. Поскольку наши беседы часто были интересны кому-то, кроме нас (в моем фейсбуке они набирали больше лайков, чем фотографии кошечки), мы решили публиковать некоторые. Записали на айфон первый блин, расшифровали моими руками (слепая печать все-таки – полезный навык).

Учтите:
— никто из нас не в «боевой готовности», Андрей сыплет всякими «Ааааа» и «Ээээээ», а я с порядочной температурой, кашляю и путаюсь в словах,
— из кустов на нас то и дело выпрыгивают матерые серборские онанисты, но, завидев Себранта, упрыгивают обратно. Свою гневную тираду про них, так и быть, я вырезала, хотя она и была хороша.
— короче, пианисты играют как умеют, а трата вашего времени всецело в вашей ответственности – как и в любом другом случае.

Мы повеселились, кое-что прояснили для себя, поняли, куда разговаривать об этом дальше, и для нас все удалось.

Интересно будет тем, кого волнует тема про физиков и лириков и личная биография Себранта (а также и врезками моя, но вряд ли я кому-то нужна).
Ниже привожу расшифровку: делая ее, я выбирала в пользу смысла, а не дословности, с записью порой расходится.

В конце — ссылка на аудиофайл, но учтите, там и правда болтовня.
Хотя и болтовня Андрея на вес золота.

Забавно в этой дискуссии то, что тему физиков и лириков обсуждают дистилированные представители тех и других — по одному с каждой стороны. И для меня большим открытием было, что физики могут считать, даже довольно аргументированно, что это лирики их обижают – я-то всегда думала, что наоборот и передо мной должны извиниться!:) Все как в семейной паре. Удивилась. Еще раз задумалась, где я могу кого-нибудь ранить ненароком, совершенно не собираясь это сделать и полагая, что обижают как раз меня.

Для меня была особенно богатой идея о том, что «культурным» принято считать гуманитарное – поэзию, музыку, изобразительное искусство. А не любой продукт человеческой мысли — например, квантовую физику. И получается, что «бездушные» циферки машинам делегировать можно, потому что они как бы и не культура. А «душевные» буковки – уже нельзя, потому что они – сугубо человеческие и возвышенные. Есть о чем подумать.

***

М: Ну ок, как ты считаешь, с чего лучше начать беседу про будущее гуманитариев?
А: Да все равно. Начни с того, с чего считаешь нужным.
М: Давай начнем издалека. Меня на эту тему вдохновила Катя Дегай на последней «Интеллекции» в Екатеринбурге, мне очень интересно об этом поговорить. Но также я понимаю, что само понятие «гуманитарии», весь контекст, в котором оно существует, нуждается в прояснении: как он возник,имеет ли он право на существование, кто эти гуманитарии, в конце концов? Давай начнем с того, как ты узнал про это понятие, как ты услышал это слово. Какая в твоей жизни история у этого слова, как ты к нему относился и как сейчас? Ведь наверняка на физтехе шла речь об этом?
А: Я хорошо представлял, кто такие гуманитарии, задолго до физтеха. На мой взгляд, моя мама — типичный гуманитарий: историк по образованию, проработавшая всю жизнь с писателями и поэтами — в системе книжной торговли, и надо понимать, что в советском союзе степень централизации системы была такова, что человек, занимающийся заказами на тиражи в издательства, напрямую взаимодействовал с авторами соответствующих книг. Поэтому в этом смысле представление о гуманитариях у меня сложилось из школьных и дошкольных впечатлений о маминых друзьях, однокурсниках, которые — типичные гуманитарии.
М: Когда ты про это рассказываешь, у меня перед глазами встает твоя домашняя библиотека в семь шкафов, где каждая четвертая книга — с посвящением автора твоей маме. Ну если «гуманитарий» – это твоя мама, то такой гуманитарий у меня вызывает большое уважение. А не мог бы ты сформулировать, как ты себе представлял, кто такие гуманитарии?
А: Не уверен, или это будет мозаично…
М: А что если от противного? «Гуманитарий» же существует в бинарной оппозиции «физики-лирики»?
А: Смотри, эта оппозиция возникла благодаря тенденциям современной культуры, когда любой диалог надо свести к баттлу. А баттл надо дальше сводить к мордобою, потому что это — наиболее смотрибельная и вовлекающая пользователя история. И она как раз про то, что противопоставление, которое имело скорее шуточный характер в 60-70-е гг, когда впервые появился термин «физики и лирики» со всякими присказками, что физики в почете, а лирики — в загоне, и соответственной реакцией лириков.
М: Слушай, а какой культурный контекст был, когда это противопоставление возникло?
А: Очень большая популярность физиков вокруг разного — начиная от ядерного оружия и ядерной энергетики, и заканчивая космосом и покорением вселенной. Весь этот интерес к физикам, культовый в то время фильм «Девять дней одного года и так далее».
М: Слушай, а ведь я на собственной шкуре хорошо знакома с этим разделением. Я училась в СУНЦ УрГУ в гуманитарном классе, причем в филологическом – даже не историческом – то есть предельно гуманитарном. Но Лицей изначально был более физматский, физмат-классов было больше, они ценились выше, и я постоянно ощущала какую-то шутливую, довольно доброжелательную, но все же приниженность, такое с оттенком брезгливости: «Вы, гуманитарии, фу». И я поняла, что не знаю, откуда это повелось, почему так.
А: Ну это скорее все же плод того общего тренда — любой диалог сводить сначала к баттлу, а потом к мордобою, который характерен для современной коммуникационной культуры.
М: Как современной, если речь о физиках и лириках зашла пятьдесят лет назад?
А: Да, но это было очень добродушно. Простейший пример: сейчас любой граммар-наци считает возможным сказать публично: «Я не могу переписываться больше с этим человеком, он ться/тся путает». На мой взгляд, чудовищный снобизм.
М: Да, очаровательные люди, сама иногда обнаруживаю себя одной из них.
А: Но представить это из уст моих гуманитарных друзей студенческих лет я не могу. Считалось, что каждый силен в своем, и к этому было уважительное отношение. Мол, он что-то в квантовой физике понимает, правда, у него в каждом предложении четыре ошибки, зато он формулы без ошибок пишет пишет, а я их вообще прочесть не могу.
М: Да, у меня бывали двояки по математике, и я в легкую начала читать формулы только на высшей математике в университете, до этого математика требовала от меня большого труда.
А: Но ведь не унижение, не ликвидация противника потому, что он по русски говорит не совсем аккуратно. На мой взгляд, чудовищный снобизм. И сейчас это все приобрело более резкие формы, потому что не-гуманитарии, физики, или компьютерщики, которые сейчас на роли прежних «физиков», как самые модные технологические специалисты, начали огрызаться. Ну представь: человек знает пять языков программирования, отлично знает математику, про которую кто-то из великих французов сказал, что математика — это язык. Когда во французской академии обсуждалось, что надо прекратить преподавать математику и усилить латынь, кто-то из великих французских академиков, не помню, кто, встал и произнес одну фразу: «Математика — это язык».
М: По-моему, это очень правда.
А: Да, это очень точное объяснение. Но почему-то со стороны современных людей, относящих себя к гуманитариям, которые гордятся тем, что ничего не понимают…
М: Ты хочешь сказать, что сейчас все перевернулось и все, кроме математики — не язык? Или что-то другое?
А: Другое. С обоих сторон произошла потеря уважения к специфическим знаниям других, причем поскольку гуманитарии лучше владеют речью, то с их стороны это приобрело более яркую издевательскую и злую окраску. Хорошо поиздеваться над гуманитарием математик не может.
М: Знаешь, я тебе со стороны гуманитария скажу, что у меня были совсем другие чувства. Ох, я с тобой не согласна. Ты знаешь, ты сейчас как один из участников пары на приеме у семейного психолога, говоришь: «Эта тварь меня обижает, а я ей и сказать ничего не могу». Так у меня те же самые ощущения! Я, видимо, вторая участница этой семейной пары:)))
А: Я про то, что красивые и хорошие тексты, обосновывающие, что культура — это…в русском языке нет хорошего слова… что культура — это знание и владение liberal arts. А знание и владение natural science — это не часть культуры.
М: У меня «Концепции современного естествознания» на философском факультутете наравне с высшей математикой были два года и в полный рост.
А: Естественно, традиционная философия идет рука об руку с физикой и математикой. Но слушай, сейчас мы уйдем в другие дебри, я не про это хотел говорить.
М: Да, давай в те дебри, в которые ты хотел.
А: Мое текущее представление о культурном человеке подразумевает, что культура включает все, что было создано силой человеческого разума. Не только симфонии, но и квантовую физику.
М: Абсолютно согласна,
А: Отсюда куча идей про то, что машинам можно, а что нельзя, потому что низменные вещи — считать, формулы выводить (сейчас есть машинки, которые занимаются аналитической математикой на уровне доказательства теорем) — машине можно, ибо это не культура. А вот культура начинается там, где поэзия, музыка, изобразительные искусства — и это машине «не дано», потому что это есть то, что делает человека человеком. А знание математики как бы не делает человека человеком.
М: Эээээ. Знаешь, мне это напоминает некий комплекс про маленький член. Причем, хотя мне меряться нечем, у меня этот комплекс тоже есть. Я как гуманитарий — мы выше говорили уже про это – чувствую себя как-то так же, будто я какое-то «недо». Не можем ли мы остановиться на том, что мы раскрыли очевидную взаимную уязвленность, но не суть вопроса? Меня интересует не то, кто там кого обидел, а согласен ли ты, что это разделение существует?
А: Разделение в каком смысле? В том смысле, что есть люди, которые выбрали специализироваться в чем-то одном?
М: Но они ж не обязаны быть абсолютно безграмотны в остальном.
А: У некоторых это выбор. Я знаю таких среди очень больших звезд технологического мира. Например, один мой знакомый, не буду называть его имя, в какой-о момент с гордостью мне сказал: «Знаешь, я страшно счастлив, что ни одной художественной книги после школы не читал, а каждую минуту своего времени тратил либо на изучение нового в предметной области, чтение учебника или научного журнала».
М: Прикольно, Я могу сказать про себя что-то очень похожее: я скорее принудила себя перейти на научную и профессиональную литературу после школы, но я как раз несчастна по этому поводу, потому что я констатирую, что в моей жизни стало меньше удовольствия.
А: Бывают такие и с другой, гуманитарной стороны товарищи, но это выбор. А есть люди, которые способны овладеть и тем, и другим, а есть люди, которые конечно, не как Леонардо, потому что сейчас это уже довольно сложно, но примерно: они могут быть неплохими технарями и при этом заниматься каким-то вполне хорошего качества творчеством. Достаточно сказать, что один из культовых персонажей российской технологической сферы заканчивал театральный институт.
М: А кто?
А: Бобук.
М: То есть мы можем остановиться на том, что, с одной стороны, физики и лирики — это понятие-ярлык, обусловленный склонностью человека к определенным когнитивным ошибкам, а с другой — описание профессионального выбора, который делают люди? Так?
А: Ну да, ярлык плохой, потому что используется для маркировки: «Других, которых я не люблю» или «Других, которых я не уважаю».
М: Да, собственно, все ярлыки именно этим и плохи. И еще, поскольку у нас тут личный разговор – я ведь правильно понимаю, что твои родители представляли эту парочку «физики-лирики» очень красочно? Твой папа ведь был известным физиком или биофизиком?
А: Биофизиком, он все-таки медик по образованию.
М: А как эти «единство и различие физиков и лириков» проявлялись в их живом взаимодействии?
А: Да ровно поэтому мне эти батлы не очень понятны и приятны, поскольку я все детство наблюдал, что эти различия — повод для интересного общения, а не для выяснения, кто здесь круче. Я действительно не помню, чтобы за все мое детство, юность и позже, родители выясняли, что важнее и главнее — художественная литература или лазерная биология, которой отец в последние годы занимался.
М: Но они же были плюс-минус компетентны в том, что другой делал? Чтобы поддерживать интересную беседу, это необходимо.
А: Да, поэтому и с уважением относились к более высоким компетенциям своего собеседника и партнера. Это было очень хорошо представлено застольными беседами в нашем доме. С одной стороны там были великолепные гуманитарные люди, поэты, вроде Семы Ботвинника, а с другой, прекрасные ученые, которые занимались новой, экзотической на тот момент биологией с использованием ионизирующих и неионизирующих излучений. И эта компания никогда не занималась мордобоем, они скорее вместе занимались научными спорами и совместным творчеством с элементами стихосложения. Мой, папа, понимая, что он пишет дилетантские стихи, писал стихи, и ему это нравилось.
М: Ну, кстати, я помню черновики, это очень хорошие тексты, они не вызывали желания поморщиться.
А: У них было взаимное уважение к компетенция друг друга, а не взаимное обесценивание – мол, какой-то поэзией дурацкой занимается, и не понимает, в чем физический смысл постоянной Планка. А с другой — фу, мыши, лазеры, зонды, а Блока толком процитировать не может.
М: Но он же мог!
А: Как-то мог, но в литературной эрудиции сильно уступал маме, у которой литература была — full-time job.
М: Мне кажется ценным, что мы тобой это обсудили. Не знают, согласишься ты или нет, но у меня есть ощущение, что в результате мы оказались в хорошем месте, из которого дискуссию можно продолжать. Из той точки, где мы говорим о выборе человека, а не о ярлыках.
Что ты про это думаешь?
А: То и думаю, что это возможная классификация, но не ранжирование.
М: Разумеется. Но поскольку вопрос Кати Дегай, который мне хотелось развернуть, был про гуманитариев, хотелось для начала определиться в понятиях. Давай остановимся на том, что это – про профессиональные выборы?
А: Ну, не только профессиональные, еще и интересов в жизни.

To be continued.

***

Ссылка на аудиофайл.

Тексты из практик Embodied Writing (2016)

Следуя примеру Саши Гиршона, а также своему намерению не разбрасывать тексты небрежно по углам, выкладываю одним файлом то, что было написанно на лаборатории «Dancing&Writing».
Не все, но многое.

Тексты в большинстве очень сильно странные, но, как меня никто не заставлял это писать, так и вас никто не заставляет читать.

ТЕКСТЫ 2016

путь

Занятия в Екатеринбурге 18 декабря

Занятия YAMUNA BODY ROLLING В ЕКАТЕРИНБУРГЕ:

2798135_orig

12:30-14:30 – Foot Fitness, работа со стопами
Зачастую стопы оказываются самой «обделённой» частью нашего тела. Традиционные практики фитнеса обычно предлагают подумать о чем угодно другом, в то время как стопы «дремлют» в обуви и не функционируют и наполовину от возможного.

В упражнениях Yamuna Foot Fitness мы работаем со стопами на специальных полусферах – Foot Wakers, или «ёжиках», как их называют в России. В этих упражнениях мы «включаем в работу» всю стопу, выравниваем ее структуру и укрепляем мышцы.

Эти упражнения могут быть особенно ценны для тех, кто занимается йогой, танго, боевыми искусствами – в этих практиках стопам уделяется особое внимание. Но и «обычным людям» есть что нового узнать и почувствовать. Такие истории, как плоскостопие или искривление большого пальца на стопе, во многом связаны с многолетним неполноценным использованием стоп.

Ощутимые изменения в ощущениях, ходьбе и осанке наступают после первого занятия (да что там, после первых пятнадцати минут занятия).

Узнать больше про Yamuna Foot Fitness:
Стоимость класса: 2000 рублей, запись и предоплата обязательна. Для записи пишите на mnesmeeva@gmail.com

15:00-17:00 – «Идеальная осанка», базовые упражнения Yamuna Body Rolling, часть 1

Часто, думая о своем внешнем виде и здоровье, последнее место люди отводят осанке. Однако же во многом от нее зависит и то, насколько молодыми и подвижными видят нас другие, и то, как мы сами себя чувствуем.

Yamuna Body Rolling – практика работы с телом на небольших мячах диаметром около 20 сантиметров. Результат практики – выравнивание скелета, глубокий массаж, удлинение мышц, баланс мышечного тонуса, релаксация и повышение телесной осознанности.
Она особенно хороша тем, что, владея ей и осознавая свои структурные паттерны, можно выполнять упражнения из нее дома, возвращая себе хорошее самочувствие и смягчая действие вредных осаночных привычек и сидячего образа жизни (хотя, конечно, всегда лучше – осознавать и менять эти привычки, и больше двигаться).

В программе:
— базовые принципы практики
— введение в тему осаночных паттернов
— упражнения для ног и позвоночника

В результате – расслабление и удлинение задней поверхности тела, выравнивание таза и ног, забота о позвоночнике.

Узнать больше про Yamuna BodyRolling
Стоимость класса: 2000 рублей, запись и предоплата обязательна. Для записи пишите на mnesmeeva@gmail.com

17:15-19:15 – «Идеальная осанка», базовые упражнения Yamuna Body Rolling, часть 2.
Вторая часть служит продолжением первой, хотя этот класс будет выстроен так, что его смогут посетить отдельно те, кто уже знаком с практикой.

В фокусе:
— работа с боковыми сторонами тела
— работа с грудной клеткой и животом

Эти упражнения помогают расслабить и выровнять торс, раскрыть плечи, поднять грудную клетку, создать больше пространства для внутренних органов, «вспомнить, как дышать», сделать шаг в направлении стройного живота и талии благодаря улучшению тонуса и а мышц живота.

Важно: есть противопоказание – упражнения на живот мы не делаем в течение 3-6 месяцев после операций и при беременности, естественно, тоже.

Узнать больше про Yamuna BodyRolling
Стоимость класса: 2000 рублей, запись и предоплата обязательна. Для записи пишите на mnesmeeva@gmail.com

ГДЕ:

Фитнес-клуб  «БЕНЕФИТ»
Адрес: г. Екатеринбург,ул.8 Марта д.51,BC SUMMIT,2 этаж (вход со стороны Цирка)
http://benefitness.pro/kontakti/

КТО Я?
Мария Несмеева, фанатка и инструктор практики с 2011 года.
Учусь у Ямуны Зейк и у других преподавателей, обучающих телесным практикам. По образованию – клинический психолог, специализируюсь на работе с «телесными» подходами в психологии. В 2014 году закончила программу «Танцевально-двигательный тренинг» у Александра Гиршона, в 2015 – Embodiment Facilitator Course Russia. С бодироллингом работаю как с соматической практикой, ориентированной на телесное благополучие – и, хотя одно без другого в природе не бывает, в данные занятия я не включаю психологическую составляющую.

Для того, чтобы записаться на занятия, пожалуйста, напишите по электронному адресу mnesmeeva@gmail.com. С пространством в настоящее время мы определяемся, в ближайшие пару дней будет известно.
Для закрепления места необходима будет предоплата: мне нужно понимать, сколько мячей с собой везти.

14915234_10211524741454554_6845153833521630532_n

14925573_10211524744294625_5590588339042337216_n

Ноябрьская группа «YamunaBodyRolling: домашняя практика»

2798135_orig

Друзья, хочу пригласить вас на занятия по Yamuna Body Rolling в ноябре.

Мне хочется, чтобы мои занятия были не только терапевтическими, но развивающими. Мне очень ценно, когда люди, которые учатся у меня, начинают практиковать дома и самостоятельно – в течение прошедшего года я убедилась, что результатов у этих людей получается больше всего. Думаю, такой подход созвучен и идеям самой Ямуны – я когда-то слышала от нее о том, что было бы здорово, чтобы мячи были в каждом доме, как лекарство в аптечке, и чтобы человек мог сам себе помогать хорошо себя чувствовать.

Я предлагаю в этом месяце вновь обратиться к базовой практике бодироллинга, выстроив за месяц базовый комплекс упражнений так, чтобы стало возможным практиковать его дома.

Помимо еженедельной «живой» работы в классе я хочу предложить Вам ежедневно посвящать небольшое время домашней практике и участвовать в закрытой онлайн-группе, где можно будет оперативно задавать вопросы и получать на них ответы. Маленькие упражнения «на подумать» тоже будут. Если у Вас нет мячей дома, то есть много смысла в том, чтобы приобрести какой-нибудь один. На занятиях я мячи предоставляю.

К концу курса мы будем знать ответы на вопросы навроде:

  • Сколько времени в день заниматься?
  • Какие мячи для чего нужны?
  • С какой скоростью делать упражнения?
  • С какого места лучше начинать?
  • Какие упражнения в бодироллинге – базовые и зачем они?
  • Что делать и для чего?
  • Почему надо делать упражнения медленно?
  • Если я могу сделать только что-то одно, то что это будет?
  • Могу ли я что-то хорошее сделать для себя, когда я в офисе или в путешествии (модификации упражнений)?
  • и, я думаю, многие другие.

Чего ждать не надо:

  • Погружения в глубины и нюансы, детальной работы на черных мячах (за 4 занятия просто не успеем),
  • Футфитнеса и практики дыхания (для этого есть отдельные занятия),
  • Того, что после серии классов вы станете преподавателем. Но вы, наверное, и сами сразу поняли: этот курс сфокусирован на том, чтобы освоить базовые упражнения самому. Чтобы работать с другими, учиться надо сильно больше.

Для кого эта группа: эта группа подходит как для тех, кто никогда не пробовал кататься на мячиках, так и для опытных бодироллеров (кстати, сейчас в нее записались и те, и другие, так что скучно не будет): «новенькие» освоят новые упражнения, а «старенькие» углубят чувствование и понимание базовых упражнений.  Практика показывает, что с каждым следующим годом в знакомом открывается больше и больше нового.
Особенности: для меня это экспериментальная группа (поэтому она и сильно недорогая).  Таких групп я прежде не вела, поэтому возможны гибкие обновления программы в зависимости от проясняющихся по ходу процесса задач и запросов, какие-то шероховатости. Дальше оно будет лучше с каждым разом (если мне не надоест это вести), но и дороже, конечно.

Оргмоменты:

Занятия состоятся 10, 17, 24 ноября и 1 декабря, с 11:15 до 13:15 дня, в антикафе «Белый лист».

Стоимость по предоплате за все 4 занятия – 6000, в день занятия и «поштучно» – 1800. Я люблю, когда в группе не больше 5-6 человек.

Оплата за антикафе «Белый лист» – отдельно, по тарифам антикафе (минимум – 2 руб./мин, т.е. 120 руб./час). Чай, вода, печеньки  – в свободном доступе.

Для тех, кому этого мало,

с 10:05 до 11:05 буду проводить микроклассы по другим практикам:

10 ноября – занятия по стопам «FootFitness»,

17 ноября – занятия по дыханию Yamuna Breathing,

24 ноября – занятия по стопам Foot Fitness,

1 декабря – занятия по дыханию Yamuna Breathing.

Стоимость этих классов – 1000 рублей, по предоплате за все классы – 3500.

Оплата за время – по тарифам антикафе:
http://www.belylist.ru/

Лето проходит

Напишу этот пост, живущий в моей голове уже полтора месяца. Прошедшее лето было таким красивым, как история с завязкой, кульминацией и развязкой. Хочется  собрать его в один узор, чтобы возвращаться и пересматривать иногда. И у меня есть про него текст с августовского Dancing&Writing, который давно хочется опубликовать.

***
Лето проходит сквозь меня
воздухом, теплым
и иногда
немного прохладным
по вечерам,
волнами рек,
волнами морей,
водами северных фиордов,
водами горных ручьёв.
На 90% 
лето 
состоит из воды.
Лето протекает сквозь меня.

В остальном — лето проходит сквозь меня
пылинками в столбе света
посреди комнаты,
где танцуют люди,
дымкой над лесом,
рассветом над горным хребтом,
привкусом соли,
запахом пота
и можжевельника,
звуками колоколов,
втекающими в раскрытые окна.

Лето пролетает сквозь меня
самолетами, самолетами, самолетами,
стремительной лентой инстаграмма
(одни и те же фотки),
калейдоскопными узорами историй,
памятью телом – тел,
падающими звёздами встреч,
палящими солнцами слов
о том,
что я
бесконечно
любима.

Лето проходит сквозь меня
тремя
седыми волосками
в копне

Лето проходит

____________________________________________________

Короткой строкой: в это лето влезло много. Из основных выводов: котик понял, что, во-первых, он может делать очень большие штуки, и лучше бы не делать их одному, а также окончательно разрешил себе считать, что он – не трепло, а поэт и сторителлер, и хватит уже заметать эту идентичность застенчивой ножкой под ковер.

Картинки в основном из моего инстаграмма, но некоторые – нет, и за них спасибо Оле Зотовой, Андрею Себранту, Лене Чудновской и Ане Лесун, за некоторые воспоминания – в общем-то, им же, и ещё – Саше Гиршону, родительской семье, дорогой Хосефине и еще сотне человек:)

_____________________________________________________

Ну и чтоб вы знали, из какого сора (а я чтоб перебирала и радовалась).




Фрэнсис Брайерс об ответственности

Я хочу сохранить этот великолепный текст здесь, чтобы иметь возможность возвращаться к нему чаще, чем он погрузится в пучину ленты фейсбука. Мне кажется, достаточно сделать из этого текста пару выводов: 1) ответственность – это не вина, а совершенно другое понятие, 2) ответственность не столько ограничивает, сколько помогает сделать жизнь полнее. Что же это за понятие и как ответственность усиливает собственную жизнь человека, а не только его окружающих – вот для этого уже надо прочитать статью. К тому же она прекрасна.
Спасибо Фрэнсису Брайерсу за текст и Александре Вильвовской за перевод. Должна сказать, что до сих пор вспоминаю короткую встречу с Фрэнсисом, как наполненную теплом и силой.
А дальше — сам текст.

 

Одно из качеств, которое, я уверен, наиболее ясно определяет кого-то как Воина, — это ответственность. Неважно, держит ли он в руках меч, настоящая ответственность является сутью его картины мира. Эта мысль может звучать странно, возможно, вы скорее выделите храбрость или честь. Но для меня именно ответственность стоит на первом месте. Мне нетрудно понять, почему именно «ответственность» звучит странно. Особенно в мире, где само слово ответственность чаще всего используется не по назначению. Чаще всего, когда люди произносят «ответственность», они подразумевают «вина». Как часто вы слышали выражение Кто за это отвечает? и понимали, что на самом деле вопрос звучит Кого я могу в этом обвинить? Однако, истинное значение этого слова вовсе не вина. Мы можем обнаружить его точное значение, если всмотримся в его суть: ответ-ственность (response-ability). Оно относится к способности (ability), свойству отвечать в больше степени сознательно, а не рефлекторно, на то, что подбрасывает нам жизнь.

Такое различение, которое, в том числе, помогло мне самому достичь большей ясности в своей жизни, было предложено Фредом Кофманом (Fred Kofman) в книге «Conscious Business». Когда я говорю, что ответственность — абсолютна и безусловна, то это может выглядеть, будто я пытаюсь сказать, что в вашей жизни нет других факторов, только ваши собственные действия, или что если вы сталкиваетесь с ужасными обстоятельствами, то надо винить самого себя… И снова это слово!

Вина. Слово «ответственность» так крепко ассоциируется с виной, что почти невозможно их разделить. Различение, которое делает Кофман, состоит в том, что мы не ответственны за все, мы ответственны (отвечаем) перед лицом обстоятельств нашей жизни. Нельзя быть ответственным за погоду, но я отвечаю своим выбором перед лицом погодных условий (отвечаю выбором на погоду). В большем и, возможно, менее абстрактном масштабе, я не отвечаю за голод в мире. Не я являюсь его причиной. Тем не менее, коль скоро я знаю о его существовании, я могу ответить на этот факт: я могу кормить людей, собирать деньги на еду, жертвовать деньги, ничего не делать или активно вкладываться в решение этой проблемы, например, борясь за снижение стоимости еды. Коль скоро я знаю об этой проблеме, я отвечаю за свой выбор — я ответственный (способен ответить, response-able). Если я отказываюсь быть ответственным (be response-able), отказываюсь отвечать, тогда я могу описать себя как беспомощную жертву обстоятельств: У меня не было выбора…

У нас всегда есть выбор. Бывают ситуации, когда любой выбор выглядит одинаково плохим или одинаково убедительным, но выбор у нас есть. Ответственность — в большей степени о том, что у нас есть этот выбор и мы не отказываемся от него, даже когда он трудный или болезненный. Иногда мы говорим людям, что у нас нет выбора, из желания защитить их чувства, но даже в этом случае мы вовлекаемся в лишающий нас силы обман, и в глубине души мы знаем это.

Я могу сказать: Прости, мне жаль (sorry), я не могу прийти к тебе на день рождения, но на самом деле это не вполне правда. Я действительно могу сожалеть об этом, особенно в исходном значении слова sorry — I feel sorrow (я чувствую печаль). Но это вовсе не означает, что я не могу прийти. Правда в том, что я выбираю какой-то другой приоритет. Было бы честнее сказать: Мне бы хотелось прийти, но есть кое-что, что для меня в этот вечер важнее. Это, возможно, более трудное сообщение, но и более честное. Из этого примера видно, насколько мало в нашей обычной жизни настоящей ответственности.

Это может выглядеть неважным, подумаешь, просто слова, но, как я уже сказал, мы же всегда знаем истинное положение вещей, так что мы, по сути, постоянно находимся в состоянии лжи друг другу. Мы приучили себя к этому обману, и с течением времени сами начинаем в него верить. Через эти маленькие неправды я убеждаю себя, что у меня и на самом деле нет выбора. Я рассказываю себе историю, что я «не могу» пойти на день рождения. Таким образом я строю внутренний диалог, через это я воспринимаю реальность и считаю ее ограничивающей и, что еще важнее, не поддающейся моему контролю. Конечно, существуют в моей жизни факторы, которые я не контролирую, но, когда говорю «я не могу» вместо того, чтобы сказать «я не хочу», я еще большее количество всего выношу за свою зону контроля. Я сам строю себе клетку и запираюсь на замок изнутри. Худшая из тюрем — та, что мы строим для себя сами.

Виктор Франкл, психиатр, автор книг и создатель логотерапии, сформулировал свои основные идеи под воздействием опыта выживания в нацистском концлагере. Он говорит о том, что, даже несмотря на то, что в концлагере у человека отнимают внешнюю свободу, остается внутренняя свобода, которую охранники не могут отнять. Таков был его ответ на ситуацию. Неважно, что делали охранники, они не могли контролировать его внутренние выборы и ответы как человеческого существа. Такая глубина внутренней свободы —редкий случай, но мы все можем получить к ней доступ. Я бы сказал, что мы разрушаем эту внутреннюю свободу каждый раз, когда произносим Я не могу, когда на самом деле имеем в виду Я выбираю что-то другое. И так же, как мы разрушаем отношения с самими собой в те моменты, когда отказываемся от нашей способности выбирать, мы рушим отношения с окружающими, потому что, даже если мы не ставим под сомнение множество мелких удобных обманов, мы знаем, что они существуют.

Если вы под этим углом зрения посмотрите на ответственность, то вы, возможно, увидите, что она требует очень высокого уровня осознанности. Это трудно! Заметить момент, когда ты отвергаешь свою способность выбирать, услышать, когда говоришь другу или партнеру маленькую удобную неправду, увидеть и признать существование у себя другого выбора, чем тот, который понравится кому-то, или даже застать себя действующим из старого паттерна, а не исходя из текущих отношений с окружающим миром — все это требует много осознанности и силы намерения.

Прекрасная иллюстрация этому – старинная история великого мастера японского меча мастера Ямаока Тэссю (Yamaoka Tesshu):

У Тессю было несколько учеников, постигавших его мастерство владения мечом. Однажды лучший ученик шел через центр города и, когда он прошел мимо лошади, она вздрогнула и лягнула его. Ученик Тессю был настолько быстр и ловок, что смог отразить удар лошади. Все вокруг могли убедиться, что любой менее опытный человек в этой ситуации пострадал бы или даже умер. Конечно, история о юноше, столь виртуозно владеющим мечом, быстро распространилась по городу. Но к всеобщему удивлению два дня спустя этот юноша был изгнан из школы Тессю. Тогда один из жителей города спросил Тессю, почему же тот изгнал такого многообещающего юношу из своей школы, тот ответил, что из-за инцидента с лошадью: «Ученик оказался не способным усвоить те знания, которым я учу». Это прозвучало очень странно, но сколько бы спрашивающий ни настаивал, пытаясь узнать, что имел в виду мастер, тот не вымолвил больше ни слова.

И тогда у жителей города созрел план: они решили выяснить, что сделал бы на месте ученика сам Тессю. Вряд ли бы он смог бы справиться в этой ситуации лучше, чем его ученик. Что еще лучше может сделать человек в такой ситуации? Но если Тессю обладает какой-то магией, то они все должны это увидеть!

Тессю каждый день ходил из дома в свою школу по одной дороге, так что для местных не составило большого труда найти лошадь с дурным характером и привязать ее возле магазина, мимо которого проходил Тессю. Сделав это, они пошли по своим делам, исподтишка поглядывая, не идет ли Тессю. И вот наконец в свое обычное время появился мастер. Когда он приблизился к лошади, каждый, затаив дыхание, смотрел на него… но прямо перед тем как подойти к тому месту, где была привязана лошадь, Тессю пересек улицу и продолжил свой путь по другой стороне!

Я бы сказал, что Тессю выгнал своего ученика за недостаток ответственности. Его рефлекторная реакция продемонстрировала впечатляющий навык, но ему не хватило осознанности, чтобы быть способным эффективно ответить окружающему миру. Что если бы он поранил лошадь, или она испугалась бы еще больше и поранила кого-нибудь еще? При этом Тессю был мастером, и важно помнить, что мы все человеческие существа: даже когда мы стремимся к самым высоким стандартам, то все же иногда поскальзываемся. И я подозреваю, что даже у Тессю были моменты, когда он спотыкался!
Dan Ariely. Выступление на TED «Our Buggy Moral Code»

Еще один негативный результат того, что мы избегаем полной ответственности за свои выборы, состоит в том, что мы можем психологически дистанцироваться от них. Мы в глубине души знаем, что это может быть нечестный выбор или даже не очень моральный, но мы можем дистанцироваться от его последствий. Экономист и исследователь Дэн Ариели (Dan Areily) демонстрирует, как это проявляется в мелочах. Одно из его исследований посвящено вопросу честности и нечестности и тому, как мы применяем свои моральные принципы. Например, в одном из экспериментов участникам давали задания, а затем просили их самостоятельно сообщить свои результаты. Чем выше было количество очков, тем больше им платили за участие в эксперименте. Участниками исследования были студенты, и обнаружилось, что средние результаты по отчетам были выше, чем среднее реальное количество очков (то есть очевидно, что люди завышали свои результаты, то есть врали!). Но, когда тех же студентов попросили поклясться кодексом чести университета, что они будут честными в своих отчетах, результаты в отчетах стали более точными — даже если у университета на самом деле не было Кодекса чести.

Это говорит мне о том, что если люди связаны с ощущением своих ценностей, то они действуют более целостно и честно (integrity). Без напоминания о кодексе чести они могут придумать что угодно. Они могут сказать себе: Ну, это правильно, или Это всего лишь чуть-чуть… Но как только они обнаруживают, что, если они «растягивают правду», то рушится собственное ощущение целостности и честности (integrity), люди становятся честнее, как с самим собой, так и с остальными. В более широком смысле, это также часть диалога о пути Воина в современной армии, где гораздо менее ясно, что сейчас значит быть настоящим воином. Когда ты лицом к лицу с противником и сражаешься за свою жизнь, вопрос о смелости не стоит, но, когда ты можешь убивать кого-то, находясь за пару километров, или нажать кнопку и оборвать сотни или даже тысячи жизней, смелость становится абстракцией. Насколько ты действительно обязан жить с последствиями своих действий? И, следовательно, насколько тщательно ты должен делать выбор до совершения действия?

Я думаю, это один из самых серьезных вызовов нашего времени — оставаться лицом к лицу с последствиями наших выборов, ибо это как раз то, что поможет нам делать хорошие выборы и нести ответственность за сделанные выборы. Мы живем во все более тесном мире, где коммуникации доступны на все большем расстоянии, а решения, принимаемые в одной в стране, могут влиять на весь мир. Я думаю, мир бизнеса тоже должен обратить внимание на уроки, которые преподносит путь Воина: кому-то в офисе слишком легко подписать контракт, который создаст или сократит сотни рабочих мест, сохранит или уничтожит целые регионы, создаст или разрушит экономики, или, проще говоря, создаст или разрушит жизнь. Я думаю, что, если бы все начальники и политики поставили себя в ситуацию столкновения лицом к лицу с последствиями своих решений, мы бы получили людей, лучше принимающих решения, и в конечном итоге, лучшие результаты для каждого.

Анонимная цитата, лучшая, которую я знаю. Часть большего вопроса: «Если не сейчас, то когда? Если не ты, то кто?»

Как я говорил вначале, хотя мы не можем быть окончательно ответственными за все, что происходит в нашей жизни, мы ответственны перед лицом всего, что происходит.

Нам стоит спросить себя:

Если не я, то кто?
Очень легко чувствовать беспомощность перед лицом жизненных вызовов. Очень трудно постоянно поворачиваться к себе и бросать вызов голосу, который твердит: Я ничего не могу/не мог сделать… Но если мы на каждом шагу не бросаем вызов этому голосу, если мы не сражаемся с собственной апатией и чувством поражения, то шаг за шагом мы умираем. Возможно, не физически — хотя глубокое отчаяние может быть прямо связано с болезнью, даже смертельной болезнью — но в нашем сердце мы сковываем себя, чтобы не встречаться с глубинным знанием того, что мы отказались от жизни и отреклись от собственной власти изменить что-либо. Это трудный путь, вот почему я вижу в нем способ стать Воином, но, если я хочу принять жизнь во всей полноте, если я хочу смотреть на себя в зеркало и чувствовать гордость за человека, которого я там вижу, этот вызов необходимо принять.

Виктор Франкл писал, что в концентрационном лагере люди умирали дважды. Была физическая смерть, наступавшая в тот момент, когда их убивали. Но еще до этого можно было умереть духовно, поддавшись безнадежности, или иметь внутреннюю свободу — способность ответить (response-ability) — и избежать духовной смерти. Для меня одна из величайших трагедий современной жизни состоит в том, что, хотя многие из нас (особенно жители «первого мира») имеют огромное количество разных свобод, я вижу очень много людей, которые без боя сдали самую необходимую свободу — свободу управлять своим ответом на жизненные трудности. Думаю, частично это следствие нашей культуры обладания, в которой самооценка и самоуважение так сильно зависят от того, сколько мы имеем (хотя это вопрос, что первично). Когда иметь важнее, чем быть, легко втянуться в стремление к материальной свободе (иметь то, что я хочу), а не сфокусироваться на личной свободе (быть тем, кем я хочу быть). Это трудный путь — полностью признать это. И я не претендую на то, что, говоря все это, я всегда бываю в состоянии полной силы и удерживаю ответственность настолько глубоко, как мне бы хотелось. Все что я могу — это продолжать работать над этим, чтобы стать более осознанным и более ответственным (response-able).

Многие духовные философы во всем мире признают трудность хорошей жизни. Одна из четырех благородных истин Будды обычно переводится как Жизнь есть страдание. Кун-фу в основе тоже содержит очень похожу философию, которая очень мне откликается. Слово «кун-фу» можно перевести разными способами. Некоторые из них имеют очевидный смысл, например, «искусное движение». Но одно — менее очевидно: Время и трудная работа. Этот второй перевод кажется мне самым полезным. Чтобы стать искусным в своем движении, нужны время и усиленная работа, но есть и другой смысл, который сообщает мне данный перевод, и он как раз про то, о чем я говорил, описывая путь ответственности: ответственная жизнь требует времени и трудной работы! Возможно, это не самая радостная мысль, но ее красота состоит в том, что, если я могу принять, что жизнь — трудная работа, что она часто тяжела, что страдание — неизбежный аспект существования, тогда, по иронии, трудная работа — тяжесть и страдание — в некотором смысле исчезает. Эти аспекты не становятся менее реальными, но, если я принимаю трудность, я больше не страдаю по этому поводу. Это самый глубокий уровень ответственности. Это моя борьба с вызовами жизни, которые создают мой дискомфорт. Если я принимаю, что я хозяин своего отклика, то жизнь трудна, тяжела и полна страданий только потому, что я назначил ее таковой. Случается всякое. Жизнь — не гигантский хищник, пытающийся причинить боль. Бог — не большой задира на небесах. Случается всякое. И моя оценка — считаю я происходящее трудным или легким, радостным или тяжелым, несущим удовольствие или страдание — это мой первый отклик. Что-то случается, и я выношу этому оценку, я совершаю действие по этому поводу. Если я могу глубоко принять, что то, что предлагает мне жизнь, будет для меня вызовом, тогда мне не нужно оценивать происходящее одинаковым образом. Я создаю свое страдание, а жизнь просто протягивает мне опыт.

Карлос Кастанеда, описывая путь воина-шамана, говорил следующее:
Только воин может выстоять на пути знания (или на пути ответственности). Воин не жалуется и ни о чем не сожалеет. Его жизнь — бесконечный вызов, а вызовы не могут быть плохими или хорошими. Вызовы — это просто вызовы.
Очевидно, что жизнь протягивает людям разное. Я не могу даже представить, каково было Виктору Франклу пройти через концентрационный лагерь, и я не хотел бы когда-либо испытать этот ужас. Не знаю, смог бы я сохранить эту философию, если бы встретился с таким вызовом. Тем не менее, достоинство Виктора Франкла перед лицом такого ужасного жизненного опыта дает мне надежду, что мы все потенциально способны преодолеть обстоятельства и принять нашу глубинную человеческую свободу: ответственность (response-ability).
Олдос Хаксли сказал:
Опыт — это не то, что происходит с человеком, а то, что делает человек с тем, что с ним происходит.
Я не оцениваю, чем вы встречаете свою жизнь и ее уникальные вызовы, и я хочу призвать вас не оценивать других, так как мы никогда по-настоящему не знаем боль или радость другого, независимо от его явных преимуществ или недостатков. Мы можем только сделать выбор для самих себя. И этот больший выбор — осознать нашу личную ответственность или нет — это то, что я соотношу с выбором Воина.

Мы все слишком часто поляризуем наши выборы. Мы думаем, что все может быть либо белым, либо черным, правильным или неправильным, хорошим или плохим. Это происходит неосознанно в большинстве случаев. Такая же поляризация происходит в динамике власти. Большинство тех, кто сознательно или неосознанно чувствует себя жертвой конкретных людей или просто жизненных обстоятельств, полагают, что выход из такого положения состоит в том, чтобы стать преследователем. Такой язык может близок немногим, поэтому может быть легче опознать такую картину мира через фразу Если ты не хочешь быть добычей, стань хищником.

К сожалению, если ты решаешь стать хищником, то другие должны стать добычей. Это именно так работает и, хочешь ты или нет, но пока ты пытаешься избавиться от страха, ты становишься объектом страха для других людей.

Персидский поэт Руми сказал об этом так:

Люди не смотрят на себя, и поэтому они обвиняют друг друга.

В борьбе за звание царя горы и стремлении стать самым большим хищником, упускается из виду тот факт, что неважно, как высоко ты забрался. Мудрость Будды остается правдой: жизнь есть страдание. И от этого невозможно убежать. Лучшее, что мы можем сделать — это отказаться от битвы полярностей добычи и хищника и принять жизненную борьбу.

Мы можем:

Довести до блеска один уголок мира.
Это название книги цитат, собранных учениками Сюнрю Судзуки в последние годы его жизни. Эта фраза относится к моменту, когда он говорил о том, насколько все совершенно, и… это не значит, что ничего нельзя еще немного улучшить!
Так выразился мастер дзэн Сюнрю Судзуки.

Это выбор Воина: отказаться быть жертвой или преследователем, хищником или добычей. Я уверен, в любой ситуации всегда существует волшебный третий вариант. Жизнь редко бывает черно-белой.

Последний аспект ответственности, который я хотел бы исследовать — как мы можем перестать себя наказывать исходя из ошибочного чувства ответственности.

Мы ведь на самом деле себя обвиняем, а при этом, как я говорил выше, ответственность не имеет ничего общего с виной. Ирония заключается в том, что в этом самообвинении мы на самом деле ограничиваем нашу способность быть по-настоящему ответственным, потому что наша боль затуманивает суждения и препятствует осознанности. Самобичевание — и неточно, и изнурительно, оно останавливает реальную работу ответственности. Игра в виноватого, неважно обращена ли она к себе или к другим, только порождает еще большую боль, но никогда не излечивает. Вот почему различение, которое так точно предложил Фред Кофман, так важно: мы безусловно ответственны перед лицом обстоятельств, но мы не обязательно ответственны за то, что приносит нам жизнь. Если мы хотим быть настоящими воинами, то нам нужно удерживать в голове это различение и жить настолько полно, насколько возможно. Иначе мы будем постоянно занижать свою способность осознанно отвечать окружению. Наша энергия будет связана обвинениями — себя или других. Ответственность требует большой осознанности и немалого мужества. Но это путь к большей силе.


Francis Briers. Бизнес-тренер, коуч, актер. Автор и руководитель международной программы Embodiment Facilitation Course. Инструктор по карате, ведущий практики 5Rhythms, мастер The Samurai Game. Автор книг и курса Warrior Leadership.

Расслабление мышц задней поверхности бедра: продвинутая версия

«Зажатые мышцы задней поверхности бедра – частая жалоба. Попытка растянуть их обычно болезненна. Попробуйте эту простую в исполнении растяжку мышц задней поверхности бедра. Это самое базовое упражнение в Бодироллинг. оно также позволяет вам почувствовать разницу между латеральными и медиальными мышцами задней поверхности бедра. Цель – попытаться привести эти мышцы в баланс. Это помогает и бедрам. и коленям».

Текст в видео:

«Так много людей жалуется на то, что у них зажаты мышцы задней поверхности бедра. Действительно непросто растянуть их без боли. Попробуйте это упражнение с серебряным мячом. Сядьте на мяче, вытяните ногу перед собой. Там, где вы сидите на мяче, начинаются 3 мышцы задней поверхности бедра. Перемещайте мяч назад и вперед, назад и вперед – это то место, где крепятся мышцы, и в этом месте они могут быть очень жесткими. Наклонитесь в сторону. И в другую сторону. Вы пытаетесь пробудить мышцы в точке их начала. Затем вытяните ногу прямо перед собой и оттяните тело чуть назад. Если вам трудно сидеть так, вы можете облокотиться о стену или положить другой мяч под вторую седалищную кость. Оставайтесь здесь, немного впереди седалищной кости. Вдох. Выдох – нажмите вниз, это сухожилия мышц задней поверхности бедра, где мышцы крепятся к кости. Начните двигаться из стороны в сторону. И ваш вес погружается в мяч. Оттяните тело назад, так, чтобы он переместился на 1/3 расстояния между седалищной костью и коленом. На вдохе приподнимите тело, на выдохе нажмите телом прямо вниз, в мяч. Оставайтесь там на 1-3 дыхательных цикла, используя вес тела, чтобы нажимать вниз, в мяч. Поверните тело так, чтобы точка приложения веса тела  переместилась вовне. Здесь – мышцы задней поверхности бедра, которые идут к наружной части колена. Нажмите. Верните мяч в центр. Затем я двигаю его вовнутрь, где проходят две мышцы задней поверхности бедра, которые идут к внутренней поверхности колена. Вдох. Выдох — нажмите вниз, в мяч. Верните мяч в центр. Оттяните тело назад, переместите мяч на 1/2 расстояния. Сделайте описанную выше работу здесь, и затем – на 3/4 расстояния от бедра до колена. Это мягко начинает расслаблять мышцы задней поверхности бедра. Сойдите с мяча и почувствуете эффект того, что вы только что сделали. И затем – другую ногу. Попробуйте – это может оказаться легче привычных упражнений, намного менее фрустрирующим».

Оригинал: запись в блоге Ямуны от 3.06.2016